Бунин тень птицы сочинение



Читать сочинение по литературе: "Композиция очерка И. Бунина "Тень птицы"" Страница 1

Композиция очерка И.Бунина «Тень птицы» Произведение открывает цикл очерков с одноименным названием. На самом деле жанровая принадлежность составляющих цикла – довольно проблемный вопрос. Все точки зрения, если их попытаться свести к общему знаменателю, сойдутся в месте определения их, и «Тени птицы» в частности, как прозаических «путевых поэм». Дело в том содержании, которое лежит в их основе.

Вкратце, общими словами, содержание «Тени птицы» можно передать следующим образом: рассказ о встречах с тенями прошедших эпох, исчезнувших цивилизаций, который навеян впечатлениями от путешествия Бунина в Константинополь, где природа становится причиной порывов души повествователя, а монолог является ведущей формой общения с читателем.

Рассказчик наблюдает и описывает природу и современную культуру Востока, материализованную в предметах, одежде людей, архитектуре, причем постоянно соотнося современность со своими ощущениями «древности», «первобытности», то есть объективируя в повествовании вполне определенный эмоциональный комплекс, свои представления о связи времен. Чувствуется, что Бунин ориентируется на такую же глубокую восприимчивую чувственную память, как его собственная. Поэтому момент, связующий разрозненные части повествования в единое целое – это авторское чувственно-страстное видение мира в его внешней природно-предметной выраженности.

В этой связи интерес представляет взаимная соотнесенность и расположение единиц изображаемого и художественно речевых средств и сама система соединения знаков.

В рамках данной работы предполагается рассмотреть некоторые закономерности и приемы, служащие расстановке нужных автору акцентов.

Итак, посмотрим на то, какой предмет был подан повествователем, как расположен материал и в каких словах это все воплощается. Посмотрим, как материализуется художественное содержание (концепция).

Композиция этого очерка в прямом смысле слова может называться «красивой». Имеется в виду ее неоднородность, рельефность. Сам текст похож на восточное полотно со вшитыми лоскутками, мозаичным узором. Это складывается не только за счет лексической организации, но и за счет интертекстуальных вкраплений, что обосновывается общей тематикой текста, пронизывающей его.

Здесь цитата понимается как любая отсылка к иному не-авторскому тексту, несущая художественную информацию и выполняющая смыслообразующую функцию.1

В частности в текст интегрируются цитаты из Корана, Тезкирата2 (жизнеописания Саади), «Скорби» Овидия; прослеживаются библейские мотивы; как отдельные тексты, несущие свою семантическую нагрузку, могут быть рассмотрены картины, описание ритуала дервишей3.

Но перед тем как показать основную часть данного анализа, предлагается ход, который позволит максимально непротиворечиво описать композицию «путевой поэмы».

Пространство текста можно классифицировать по разным параметрам. По принципу маршрута следования героя выделяются четко три точки пространства, расположенные на одном отрезке:

Россия – море – Турция

Каждое пространство имеет свой частный набор деталей и предметов, отличающих его от другого. В связи с тем, что основное действие происходит в Турции, это расположение является

Источник

Различные аспекты изучения цикла очерков И. А. Бунина «Тень Птицы»; проблема цитаты структуре художественного произведения.

Надо сказать, что сходных работ по литературным источникам данного произведения Бунина нами не обнаружено, поэтому в реферативной части нашего исследования мы обратимся к работам ученых – литературоведов, которые посвященные другим аспектам изучения этого художественного произведения, так же мы рассмотрим работы, где говорится об отражении в творчестве Бунина темы Востока. В конце первой курсового проекта мы обратимся к теоретической работе Е. А. Козицкой, посвященной классификации и функциям цитаты в структуре поэтического текста. Она рассмотрена нами в целях создания теоретической основы анализа цитат, который нами будет произведен во второй, исследовательской части работы.

Итак, обратимся к статье Т. К. Лобановой «Ориентальная проза Бунина и духовно- эстетическое наследие народов востока.[1]»

Обращение И. А. Бунина к ориентальной тематике представляет собой одно из проявлений общего интереса отечественной художественной мысли к Востоку. Проявления эти выразились, как мы знаем, в живописи( полотна Верещагина, Рериха), музыке(произведения Бородина, Римского – Корсакова), поэзии ( «Скифы» Блока).

Известно, что свое первое путешествие на Восток Бунин совершил в 1903 году. В 1907 году он посещает Афины, Яффу, Иерусалим, Хеврон, Иерихон, Вифлеем и др города. В результате этих странствий, как отмечает автор, и был создан цикл очерков «Тень птицы».

К 1911 году относится посещение писателем Цейлона. Путешествию этому и обязаны свом появлением на свет такие стихотворения, как «Цейлон», «Аллагала» а также более известные читателю рассазы «Братья и «Соотечественник». Рассказы эти примечательны глубоким проникновением в непростой внутренний мир героев, в природу характера, во многом чуждой русской. Известно что писатель для лучшего раскрытия образов своих восточных героев изучал памятники древнеиндийской философской мысли в том числе и знаменитую «Сутту – Нипату», сборник бесед и поучений. Цитатой именно из этого литературного памятника и открывается рассказ «Братья». В этом трагическом произведении, где автор не дает имен своим героям , юноша- рикша страстно влюблен в девушку и надеется на брак с ней. Однако ее продали для наслаждении богатым и разращенным людям, что повергло молодого человека в безмерное горе.

Личная драма заслонила собой смерть отца, старого рикши, оставшейся незамеченной для юноши. Так писатель показывает нам, что жажда сладострастия одних является источником несчастий для других. Для создания «настроения» повествования Бунин вводит в состав текста буддийские нравоучения и иногда даже стилизует под них собственные мысли.

В другом рассказе, «Соотечественник», писатель представляет нам Зотова, дельца, в начале своих дней бывшим посыльным у купцов в Москве и в итоге стал человеком, ведущим большие дела и наделенным широким полномочиями в Цейлоне. Как отмечает автор исследования, главный герой этого повествования изображен очень «приживчивым « и в основе приспособления Зотова к образу и условия жизни Цейлона лежат в скрытом, на первый взгляд, сходстве образа жизни острова и Родины Зотова – России.

Завершая обзор данной статьи, скажем, что автор находит описании возлюбленной главного героя рассказа «Чистый понедельник» налицо черты «восточной красавицы», к примеру «Смоляные волосы», «угольный бархат глаз и пр.

Ориентальная тематика в произведениях писателя рассмотрена так же М. Мирза-Авакян в исследовании «Работа Бунина над темой Востока»[2]

Тема Востока начала проявляться в поэзии и прозе Бунина с 1903 года и присутствовала в его творчестве до конца жизни. Известно, что писатель полемизировал о трактовке ориентальной культуры со своими коллегами – литераторами. В произведениях таких известных представителей серебряного века, К. Бальмонт, М.Волошин, В. Брюсов Восток изображался в «народно – ориентальном стиле» и отличался «великолепием красок».

Бунин же по прошествии революции 1905 года в качестве «первоосновы» русской национальной культуры определяет для себя синтез Востока и Запада. Именно Восток вдохновлял писателя на мысли «путях мировой культуры». Причину же современных конфликтов писатель пытался выявить, углубляясь в историю ушедших цивилизаций.

Обращаясь к рассказу Бунина «Братья», автор данной публикации отмечает, что образ англичанина создан писателем как образ, в котором отразились грехи и пороки европейской цивилизации колонизаторов – поработителей более слабых и уязвимых народов.

Идеи же «мира возвышенного», в котором, к примеру, ищет утешение и успокоение бедный юноша — сингалезец, не вписываются в рамки жесткой, античеловечной и, подчас, циничной морали современного развитого мира.

С 1903 по 1906 годы Бунин намеревался создать серию стихотворений с названием «Ислам». Некоторые из произведений этого цикла называются следующим образом : «Черный камень», «Авраам», «Сатана – богу» и т. п. Автор статьи говорит, что Бунин в своем описании картин древности говорит о множестве имевших место быть литературных штампах при создании ориентальных произведений у сочинителей той поры и о присутствия у некоторых писателей так называемой «ложной романтики» в восприятии образов древнего мира.

Построению же композиции произведений Бунина о Востоке образы и сюжеты Корана, Библии, Талмуда, буддийских легенд используются в качестве основания для развития мыслей, которые нашли отражение в его восточных произведениях.

Далее М. Мирза – Авакян рассуждает о композиции некоторых из стихотворений И. Бунина, посвященных ориентальной тематике. В них всевозможные притчи, сказания Корана и других культовых текстов «являются тем импульсом, который дает толчок поэтической мысли автора». Есть так же стихотворения, поэт отражает «восточную притчу или легенду для того, чтобы по–новому ее осветить и осмыслить». Сюжеты и образы восточных легенд служили писателю основание для развития мыслей, нашедших отражение в его литературных произведениях.

В своеобразном освещении цикл Бунина «Тень птицы» представлен в работепубликации Н.Н. Козновой «Жизнь, свет и красота» — лейтмотив путевых очерков И.А. Бунина «Тень Птицы». [3]

Перед тем, как обозначить некоторые аспекты данного исследования, мы хотим отметить то, что у нас по прочтении этого цикла сложилось абсолютно противоположное впечатление тому что почувствовала автор этой статьи, те, буквально, присутствия и даже, как утверждается, доминированию «жизни, света и красоты» в рассматриваемом художественном произведении. Как нам кажется, не «жизнь, свет и красота» преобладают в этом сочинении прозаика и поэта, а, скорее, в некотором роде фантасмагорические образы и упаднические настроения и состояние, близкое выражению «memento mori» или «sic transit gloria mundi» господствуют в этом сочинении писателя. Впрочем, мысли выводы крайне субъективны и подкреплены недостаточным багажом необходимых знаний.

Читайте также:  Кто такие птицы турул

Итак, Н.Н. Кознова отмечает, что внимание писателя скорее привлекла не материальная культура древних народов, а их духовная жизнь и проявления этой жизни. Бунин был глубоко религиозным человеком и свято чтил места, где, по описанию Библии, провел свою ,во многом трагическую, жизнь Иисус Христос.

Главным же настроением в ходе всего повествования является настроение лирическое, и это свидетельствует во многом о том, что «художник и поэт» в Бунине «брал верх над мемуаристом и описателем». Своего рода лейтмотивом, о чем говорит и название статьи, является фраза «Бог есть свет, красота. Три этих общеизвестных понятия имею место быть на «тематическом, композиционном и языковом уровнях».

В том, что первоначальное название цикла очерков было «храм солнца» автор публикации видит еще одно отражение оптимистической и светлой идеи этого художественного произведения, ведь солнце дает нашей жизни свет, тепло и красоту. В « Тени птицы» присутствует постоянное движение от «тьмы и страха» к торжеству «света жизни».

Автор указывает на то, что путевые очерки ,по определению самого автора, являются даже в большей степени путевыми поэмами, где природа есть причина порывов души повествователя, а монолог является «ведущей формой общения с читателем».

Автор статьи «Архетип заката в цикле Бунина «Тень Птицы» »[4] Г. В. Килганова , ссылаясь на изыскания О. П. Сливицкой, говорит, что историко-художественная концепция рассматриваемого бунинского произведения сходна с «научными построениями историко-философского труда Освальда Шпенглера

«Закат Европы».Главное в содержании этого известного труда состоит в изложении «концепции циклического существования цивилизации». Концепция эта сродни глубоко личной проблеме писателя, которую можно обозначить как «проблема преодоления смерти». В этом художественном произведении, как и во многих других литературных работах писателя , имеет место «мнологизм», который заключается в возможности почувствовать в своей душе «душу всего человечества». Примечательным же является уподобление «жизненного цикла» государств древности циклу жизни «живых организмов». Одним из важнейших образов в этом сочинении писателя является образ заката. Закат в цикле Бунина и «Закат Европы» Шпенглера суть во многом связанные понятия. В описании же природы в цикле играет большую роль образ – символ «океана» и «корабля». Восток же воспринимается Буниным, по мнению автора исследования, как своего рода «прародина».

Еще одним из ключевых образов цикла является образ солнца, фигурирующий в таких очерках, как «Море Богов», «Храм Солнца», «Свет Зодиака». В образе, упоминавшемся выше, заката нашло свое отражение стремление писателя к «познанию тайн бытия», столь характерное для многих его литературных сочинений.

Наконец, обратимся к статье Э.М. Левиной «Топонимическая лексика в художественной прозе Бунина. (На материале путевых поэм «Тень Птицы»)»[5]

Перед изложением позиций автора данной публикации обратим внимание читателя на то, что Э. М. Левина определяет, как Н.Н. Кознова, автор оптимистической трактовки бунинского цикла, данное сочинение писателя как «путевые поэмы». Впрочем. Это определение, как мы уже говорили, принадлежит непосредственно самому писателю.

Итак, как отмечает автор данной статьи, проблеме «существования тополексем в структуре художественного текста внимания почти не уделено. Существование тополесксем в данном тексте писателя зиждется на различных ассоциациях в связи с разными географическими объектами.

Далее же автором приводится целый перечень разных видов тополексем, которые встречаются в цикле очерков писателя.

Старые и новые названия разных стран и городов Европы и Азии являют собой довольно небольшую группу (Турция, Греция, Афины и пр.) немалою группу представляют собой астионимы, т е обозначения городов и исторических областей (София, Стамбул, Галата, Гелиополь, Пятиградие)

Обращает на себя внимание большое количество имен собственных, которые обозначают конкретные городские объекты (Двор Янычар, Старый музей, Колонна Помпея).

Автор также выделяет ряд гидронимов(Средиземное море, Тивериадское море). В данной работе говорится о, том, что писатель нередко сам поясняет происхождение некоторых тополексем (Кесария, Пустыня дьявола).

Как нами уже отмечено, это исследование представляет собой труд лингвистический. Однако, оно имеет непосредственное отношение к нашим изысканиям по двум причинам:

1) Автор дает в своей публикации большой перечень имен собственных, которые мы понимаем как цитаты – имена, отсылающие читателя к тем или иным историческим местам, с которыми могут быть связаны соответствующие исторические события, нашедшие отражение в тех или иных памятниках древней литературы.

2) Автор дает комментарии к некоторым именам собственным, в частности, к примеру к двум, которые не сопровождены необходимыми пояснениями в комментариях к использованному нами изданию этого произведения писателя.

В упоминающейся в первом очерке цикла колонне Помпея, как отмечено в этой работе, «в средние века искали могилу самого Помпея, римского полководца, погибшего в Египте».Название моря Тивериадское «происходит от названия главного города Галилеи Тиберия, названного, в свою очередь в честь римского императора Тиберия.

Для создания теоретического основания нашего исследования обратимся и сделаем краткий обзор работы Е. А. Козицкой «Смыслообразующая функция цитаты в поэтическом тексте».[6]

Общее понятие цитаты, ее характеристики, критерии и источники.

Цитата понимается автором пособия как «любая отсылка к иному, не- авторскому тексту, несущая художественную информацию.

Критерии могущие характеризовать цитату:

б) Эксплицитность \ имплицитность в тексте.

в) Точность \ неточность.

г)Сознательное или бессознательное использование той или иной цитаты автором в тексте.

Эксплицированные цитаты делятся на:

1) Цитаты, сопровожденные маркером (сигналом цитирования).

2) Цитаты – имена или перифрастические наименования.

3)Эпиграфы, иногда посвящения.

Имплицированные цитаты – т е намеренно скрытые автором с целью затруднить их опознавание.

Лексические цитаты есть один из главных видов цитат.

Источниками их могут быть:

а) То или иное конкретное произведение.

б)Творчество какого – либо автора, понимаемое, как идейно – эстетическая целостность.

в)Некоторые типы культур, осмысленные как тексты(фольклор, священные книги, околорелигиозные источники.

г)Иноязычная культура как единый текст в разных вариантах.

В этом случае непростым видом текста источника является миф, интерпретация мифологем представляет собой для исследователя весьма непростую задачу.

д) Другая культура как оппозиция своей. К примеру в «Подражании Корану» Коран рассматривается не только как текст, но и как воплощение восточной культуры, противопоставленной христианской.

е)Другая культура как духовно близкое начало. В это случае художник обращается к культуре не столько как к системе, сколько к ее подсистеме – своему представлению о ней.

д)Источником цитат могут служить так же и невербальные тексты.

Имя цитируемого автора может быть заменено узнаваемой лексической цитатой

Кроме лексических цитат, существуют

— полигенетические цитаты, которые восходят к нескольким источникам.

-стилевые цитаты, т е нормативные для данного стиля художественные единицы, готовые формулы какой – либо эстетической системы.

-фольклорная цитация ориентирована не на фольклор, а на определенную концепцию фольклора.

При цитировании возникает так называемый метатекст из цитат, характеризующийся несамостоятельностью и эстетической ценностью.

Своего рода цитированием может быть и стилизация, т е не прямое , а опосредованное выражение позиции автора в тексте. При этом «свое» слово находится в «подчинении» у «чужого».

Переходя непосредственно к рассмотрению функционирования цитаты в поэтическом тексте, автор пособия рассматривает место цитаты в структуре поэтического текста.

-заглавие, эпиграф, 1я строка, конец.

Позиция заглавия, как утверждает автор которой присуща графическая и смысловая выделенность, способствует узнаванию, расшифровке цитаты читателем и реализации реминисцентного содержания.

Источник

По тексту И. А. Бунина «Зато как прохладно в жерле башни Хирста. » (ЕГЭ по русскому)

Многие из нас хотели бы путешествовать по всему миру, посетить огромное количество замечательных городов и известных мест, которые известны своей красотой или же атмосферой. Недаром в мире так много завораживающих мест, которые известны на весь мир. Путешествуя, мы получаем разные эмоции, хорошие или же плохие. Но как раз-таки во время этих самых путешествий мы получаем самые яркие впечатления,

потому что узнаем что-то необычное и новое. Именно проблему получения незабываемых впечатлений во время путешествия поднимает автор в данном тексте.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Рассуждая над данной проблемой, рассказывает о том, как он посещал известный монастырь в «стране, на которую пала «тень Птицы Хумай»». Автор рассказывает эту историю так, как будто он её пережил вчера. Бунин пишет, что помнит «фонтан и старое зелёное дерево посреди его, направо — гробницы шейхов настоятелей». Он помнит зал, в который их завели, в мельчайших подробностях, кто и на каком месте находился. Таким образом, мы понимаем насколько автор получил яркие впечатления от самого монастыря, раз так подробно рассказывает о том, что так давно произошло.

Читайте также:  Вольеры для птиц деревянные

Также, автор запомнил каждое действие молитвы, которая происходила в том зале перед зрителями. Как «шейх сел у стены против входа, разделившиеся дервиши — по сторонам, друг против друга.», как «взвизгнула флейта, бухнул барабан». Весь процесс описывается не просто перечислением того, что происходило во время молитвы, а еще и отмечается насколько всё это было необычно, мистически. Читая этот отрывок мы действительно понимаем, что «приближалось страшное и сладчайшее «исчезновение в Боге и вечности». «.

Таким образом, читая то, как автор вспоминает это место, все мелкие детали и саму молитву внутри огромного необычного зала, мы понимаем, что впечатления автора от всего этого были настолько яркими, что он вряд ли забудет это всё «до конца своих дней».

Автор уверен в том, что именно во время путешествия вы сможете получить такие впечатления, что только тогда, когда вы увидите что-то новое, о чём раньше даже не смели задумываться, вы сможете получить ярчайшие впечатления в своей жизни.

Человек, сидя на одном месте, в одном городе, в котором он живет всю жизнь, с возрастом перестанет находить что-то, что действительно впечатлит его. Неоткуда черпать то, от чего он сможет получить незабываемые чувства. Эти слова говорят о том, что я полностью согласен с позицией автора. Так, и в произведении Говарда Лавкрафта «Хребты безумия» Уильям Дайер во время экспедиции, после того, как нашли на плато странные камни и новые организмы, испытал огромное количество эмоций, которые вряд ли забудет и вряд ли захочет испытать ещё раз.

Источник

Литературные источники цикла очерков И. А. Бунина «Тень Птицы»

Даже при беглом прочтении цикла очерков И.А. Бунина «Тень Птицы» налицо становится заметным присутствие так называемо «чужого» текста или же цитат , которые, по определению Козицкой , представляют собой любые «отсылки к иному , не – авторскому тексту». Они являются тем основным художественным приемом, благодаря которому читателю могут стать явными если не все, то некоторые из тех великих памятников письменности ушедших культур, которые являются литературными источниками выбранного нами для исследования произведения И. А. Бунина. В большинстве изданий в комментариях даются сведения о цитированных писателями произведениях древних, однако сведения эти далеко не полные. К примеру из 95 присутствующих в «Тени Птицы» цитат в самых полных из имеющихся комментариях к 3 тому полного собрания сочинений в 9 томах под общей ред. А. С. Мясникова , А. Т. Твардовского, Б. С. Рюрикова определены лишь 7 из 25 имеющихся «выдержек» из Ветхого и Нового Завета, не говоря уже о том, что недостаточны сведения о некоторых библейских персонажах, ни о поэте Саади и цитированных в первом из 11 очерков цикла. Нашей задачей будет дополнить, насколько это возможно, сведения о тех литературных источниках , к которым посредством разного рода цитат отсылает читателя автор «Тени Птицы», выявить значение и роль цитат в структуре бунинских очерков.

Несколько слов о структуре нашей работы. Она состоит из введения, оглавления и двух частей. В первой из которых дается обзор 6 исследовательских работ, которые освещают некоторые проблемы рассматриваемого нами сочинения Бунина. Во второй же части мы излагаем перечень литературных источников данного цикла очерков, подсчитанное нами количество маркированных цитат излагаем методику анализа цитат, встречающихся в этом произведении и, наконец, производим непосредственный их анализ сообразно изложенной методике. Исследовательская часть будет завершена заключением с выводами о результатах проделанной работы. Наконец, в конце нашей работы дается список использованной литературы.

1. Различные аспекты изучения цикла очерков И. А. Бунина «Тень Птицы»; проблема цитаты структуре художественного произведения.

Надо сказать, что сходных работ по литературным источникам данного произведения Бунина нами не обнаружено, поэтому в реферативной части нашего исследования мы обратимся к работам ученых – литературоведов, которые посвященные другим аспектам изучения этого художественного произведения, так же мы рассмотрим работы, где говорится об отражении в творчестве Бунина темы Востока. В конце первой курсового проекта мы обратимся к теоретической работе Е. А. Козицкой, посвященной классификации и функциям цитаты в структуре поэтического текста. Она рассмотрена нами в целях создания теоретической основы анализа цитат, который нами будет произведен во второй, исследовательской части работы.

Итак, обратимся к статье Т. К. Лобановой «Ориентальная проза Бунина и духовно- эстетическое наследие народов востока.[1] »

Обращение И. А. Бунина к ориентальной тематике представляет собой одно из проявлений общего интереса отечественной художественной мысли к Востоку. Проявления эти выразились, как мы знаем, в живописи( полотна Верещагина, Рериха), музыке(произведения Бородина, Римского – Корсакова), поэзии ( «Скифы» Блока).

Известно, что свое первое путешествие на Восток Бунин совершил в 1903 году. В 1907 году он посещает Афины, Яффу, Иерусалим, Хеврон, Иерихон, Вифлеем и др города. В результате этих странствий, как отмечает автор, и был создан цикл очерков «Тень птицы».

К 1911 году относится посещение писателем Цейлона. Путешествию этому и обязаны свом появлением на свет такие стихотворения, как «Цейлон», «Аллагала» а также более известные читателю рассазы «Братья и «Соотечественник». Рассказы эти примечательны глубоким проникновением в непростой внутренний мир героев, в природу характера, во многом чуждой русской. Известно что писатель для лучшего раскрытия образов своих восточных героев изучал памятники древнеиндийской философской мысли в том числе и знаменитую «Сутту – Нипату», сборник бесед и поучений. Цитатой именно из этого литературного памятника и открывается рассказ «Братья». В этом трагическом произведении, где автор не дает имен своим героям , юноша- рикша страстно влюблен в девушку и надеется на брак с ней. Однако ее продали для наслаждении богатым и разращенным людям, что повергло молодого человека в безмерное горе.

Личная драма заслонила собой смерть отца, старого рикши, оставшейся незамеченной для юноши. Так писатель показывает нам, что жажда сладострастия одних является источником несчастий для других. Для создания «настроения» повествования Бунин вводит в состав текста буддийские нравоучения и иногда даже стилизует под них собственные мысли.

В другом рассказе, «Соотечественник», писатель представляет нам Зотова, дельца, в начале своих дней бывшим посыльным у купцов в Москве и в итоге стал человеком, ведущим большие дела и наделенным широким полномочиями в Цейлоне. Как отмечает автор исследования, главный герой этого повествования изображен очень «приживчивым « и в основе приспособления Зотова к образу и условия жизни Цейлона лежат в скрытом, на первый взгляд, сходстве образа жизни острова и Родины Зотова – России.

Завершая обзор данной статьи, скажем, что автор находит описании возлюбленной главного героя рассказа «Чистый понедельник» налицо черты «восточной красавицы», к примеру «Смоляные волосы», «угольный бархат глаз и пр.

Ориентальная тематика в произведениях писателя рассмотрена так же М. Мирза-Авакян в исследовании «Работа Бунина над темой Востока»[2]

Тема Востока начала проявляться в поэзии и прозе Бунина с 1903 года и присутствовала в его творчестве до конца жизни. Известно, что писатель полемизировал о трактовке ориентальной культуры со своими коллегами – литераторами. В произведениях таких известных представителей серебряного века, К. Бальмонт, М.Волошин, В. Брюсов Восток изображался в «народно – ориентальном стиле» и отличался «великолепием красок».

Бунин же по прошествии революции 1905 года в качестве «первоосновы» русской национальной культуры определяет для себя синтез Востока и Запада. Именно Восток вдохновлял писателя на мысли «путях мировой культуры». Причину же современных конфликтов писатель пытался выявить, углубляясь в историю ушедших цивилизаций.

Обращаясь к рассказу Бунина «Братья», автор данной публикации отмечает, что образ англичанина создан писателем как образ, в котором отразились грехи и пороки европейской цивилизации колонизаторов – поработителей более слабых и уязвимых народов.

Идеи же «мира возвышенного», в котором, к примеру, ищет утешение и успокоение бедный юноша — сингалезец, не вписываются в рамки жесткой, античеловечной и, подчас, циничной морали современного развитого мира.

С 1903 по 1906 годы Бунин намеревался создать серию стихотворений с названием «Ислам». Некоторые из произведений этого цикла называются следующим образом : «Черный камень», «Авраам», «Сатана – богу» и т. п. Автор статьи говорит, что Бунин в своем описании картин древности говорит о множестве имевших место быть литературных штампах при создании ориентальных произведений у сочинителей той поры и о присутствия у некоторых писателей так называемой «ложной романтики» в восприятии образов древнего мира.

Построению же композиции произведений Бунина о Востоке образы и сюжеты Корана, Библии, Талмуда, буддийских легенд используются в качестве основания для развития мыслей, которые нашли отражение в его восточных произведениях.

Читайте также:  День птиц занятие весна

Далее М. Мирза – Авакян рассуждает о композиции некоторых из стихотворений И. Бунина, посвященных ориентальной тематике. В них всевозможные притчи, сказания Корана и других культовых текстов «являются тем импульсом, который дает толчок поэтической мысли автора». Есть так же стихотворения, поэт отражает «восточную притчу или легенду для того, чтобы по–новому ее осветить и осмыслить». Сюжеты и образы восточных легенд служили писателю основание для развития мыслей, нашедших отражение в его литературных произведениях.

В своеобразном освещении цикл Бунина «Тень птицы» представлен в работе публикации Н.Н. Козновой «Жизнь, свет и красота» — лейтмотив путевых очерков И.А. Бунина «Тень Птицы». [3]

Перед тем, как обозначить некоторые аспекты данного исследования, мы хотим отметить то, что у нас по прочтении этого цикла сложилось абсолютно противоположное впечатление тому что почувствовала автор этой статьи, те, буквально, присутствия и даже, как утверждается, доминированию «жизни, света и красоты» в рассматриваемом художественном произведении. Как нам кажется, не «жизнь, свет и красота» преобладают в этом сочинении прозаика и поэта, а, скорее, в некотором роде фантасмагорические образы и упаднические настроения и состояние, близкое выражению «memento mori» или «sic transit gloria mundi» господствуют в этом сочинении писателя. Впрочем, мысли выводы крайне субъективны и подкреплены недостаточным багажом необходимых знаний.

Итак, Н.Н. Кознова отмечает, что внимание писателя скорее привлекла не материальная культура древних народов, а их духовная жизнь и проявления этой жизни. Бунин был глубоко религиозным человеком и свято чтил места, где, по описанию Библии, провел свою ,во многом трагическую, жизнь Иисус Христос.

Главным же настроением в ходе всего повествования является настроение лирическое, и это свидетельствует во многом о том, что «художник и поэт» в Бунине «брал верх над мемуаристом и описателем». Своего рода лейтмотивом, о чем говорит и название статьи, является фраза «Бог есть свет, красота. Три этих общеизвестных понятия имею место быть на «тематическом, композиционном и языковом уровнях».

В том, что первоначальное название цикла очерков было «храм солнца» автор публикации видит еще одно отражение оптимистической и светлой идеи этого художественного произведения, ведь солнце дает нашей жизни свет, тепло и красоту. В « Тени птицы» присутствует постоянное движение от «тьмы и страха» к торжеству «света жизни».

Автор указывает на то, что путевые очерки ,по определению самого автора, являются даже в большей степени путевыми поэмами, где природа есть причина порывов души повествователя, а монолог является «ведущей формой общения с читателем».

Автор статьи «Архетип заката в цикле Бунина «Тень Птицы» »[4] Г. В. Килганова , ссылаясь на изыскания О. П. Сливицкой, говорит, что историко-художественная концепция рассматриваемого бунинского произведения сходна с «научными построениями историко-философского труда Освальда Шпенглера

«Закат Европы».Главное в содержании этого известного труда состоит в изложении «концепции циклического существования цивилизации». Концепция эта сродни глубоко личной проблеме писателя, которую можно обозначить как «проблема преодоления смерти». В этом художественном произведении, как и во многих других литературных работах писателя , имеет место «мнологизм», который заключается в возможности почувствовать в своей душе «душу всего человечества». Примечательным же является уподобление «жизненного цикла» государств древности циклу жизни «живых организмов». Одним из важнейших образов в этом сочинении писателя является образ заката. Закат в цикле Бунина и «Закат Европы» Шпенглера суть во многом связанные понятия. В описании же природы в цикле играет большую роль образ – символ «океана» и «корабля». Восток же воспринимается Буниным, по мнению автора исследования, как своего рода «прародина».

Еще одним из ключевых образов цикла является образ солнца, фигурирующий в таких очерках, как «Море Богов», «Храм Солнца», «Свет Зодиака». В образе, упоминавшемся выше, заката нашло свое отражение стремление писателя к «познанию тайн бытия», столь характерное для многих его литературных сочинений.

Наконец, обратимся к статье Э.М. Левиной «Топонимическая лексика в художественной прозе Бунина. (На материале путевых поэм «Тень Птицы»)»[5]

Перед изложением позиций автора данной публикации обратим внимание читателя на то, что Э. М. Левина определяет, как Н.Н. Кознова, автор оптимистической трактовки бунинского цикла, данное сочинение писателя как «путевые поэмы». Впрочем. Это определение, как мы уже говорили, принадлежит непосредственно самому писателю.

Итак, как отмечает автор данной статьи, проблеме «существования тополексем в структуре художественного текста внимания почти не уделено. Существование тополесксем в данном тексте писателя зиждется на различных ассоциациях в связи с разными географическими объектами.

Далее же автором приводится целый перечень разных видов тополексем, которые встречаются в цикле очерков писателя.

Старые и новые названия разных стран и городов Европы и Азии являют собой довольно небольшую группу (Турция, Греция, Афины и пр.) немалою группу представляют собой астионимы, т е обозначения городов и исторических областей (София, Стамбул, Галата, Гелиополь, Пятиградие)

Обращает на себя внимание большое количество имен собственных, которые обозначают конкретные городские объекты (Двор Янычар, Старый музей, Колонна Помпея).

Автор также выделяет ряд гидронимов(Средиземное море, Тивериадское море). В данной работе говорится о, том, что писатель нередко сам поясняет происхождение некоторых тополексем (Кесария, Пустыня дьявола).

Как нами уже отмечено, это исследование представляет собой труд лингвистический. Однако, оно имеет непосредственное отношение к нашим изысканиям по двум причинам:

Автор дает в своей публикации большой перечень имен собственных, которые мы понимаем как цитаты – имена, отсылающие читателя к тем или иным историческим местам, с которыми могут быть связаны соответствующие исторические события, нашедшие отражение в тех или иных памятниках древней литературы.

Автор дает комментарии к некоторым именам собственным, в частности, к примеру к двум, которые не сопровождены необходимыми пояснениями в комментариях к использованному нами изданию этого произведения писателя.

В упоминающейся в первом очерке цикла колонне Помпея, как отмечено в этой работе, «в средние века искали могилу самого Помпея, римского полководца, погибшего в Египте».Название моря Тивериадское «происходит от названия главного города Галилеи Тиберия, названного, в свою очередь в честь римского императора Тиберия.

Для создания теоретического основания нашего исследования обратимся и сделаем краткий обзор работы Е. А. Козицкой «Смыслообразующая функция цитаты в поэтическом тексте».[6]

Общее понятие цитаты, ее характеристики, критерии и источники.

Цитата понимается автором пособия как «любая отсылка к иному, не- авторскому тексту, несущая художественную информацию.

Критерии могущие характеризовать цитату:

б) Эксплицитность имплицитность в тексте.

в) Точность неточность.

г)Сознательное или бессознательное использование той или иной цитаты автором в тексте.

Эксплицированные цитаты делятся на:

1) Цитаты, сопровожденные маркером (сигналом цитирования).

2) Цитаты – имена или перифрастические наименования.

3)Эпиграфы, иногда посвящения.

Имплицированные цитаты – т е намеренно скрытые автором с целью затруднить их опознавание.

Лексические цитаты есть один из главных видов цитат.

Источниками их могут быть:

а) То или иное конкретное произведение.

б)Творчество какого – либо автора, понимаемое, как идейно – эстетическая целостность.

в)Некоторые типы культур, осмысленные как тексты(фольклор, священные книги, околорелигиозные источники.

г)Иноязычная культура как единый текст в разных вариантах.

В этом случае непростым видом текста источника является миф, интерпретация мифологем представляет собой для исследователя весьма непростую задачу.

д) Другая культура как оппозиция своей. К примеру в «Подражании Корану» Коран рассматривается не только как текст, но и как воплощение восточной культуры, противопоставленной христианской.

е)Другая культура как духовно близкое начало. В это случае художник обращается к культуре не столько как к системе, сколько к ее подсистеме – своему представлению о ней.

д)Источником цитат могут служить так же и невербальные тексты.

Имя цитируемого автора может быть заменено узнаваемой лексической цитатой

Кроме лексических цитат, существуют

— полигенетические цитаты, которые восходят к нескольким источникам.

-стилевые цитаты, т е нормативные для данного стиля художественные единицы, готовые формулы какой – либо эстетической системы.

-фольклорная цитация ориентирована не на фольклор, а на определенную концепцию фольклора.

При цитировании возникает так называемый метатекст из цитат, характеризующийся несамостоятельностью и эстетической ценностью.

Своего рода цитированием может быть и стилизация, т е не прямое , а опосредованное выражение позиции автора в тексте. При этом «свое» слово находится в «подчинении» у «чужого».

Переходя непосредственно к рассмотрению функционирования цитаты в поэтическом тексте, автор пособия рассматривает место цитаты в структуре поэтического текста.

-заглавие, эпиграф, 1я строка, конец.

Позиция заглавия, как утверждает автор которой присуща графическая и смысловая выделенность, способствует узнаванию, расшифровке цитаты читателем и реализации реминисцентного содержания.

2. Анализ цитат, представляющих литературные источники цикла очерков И. А. Бунина «Тень Птицы»

Литературными источниками цикла[7] , к которым посредством цитат Бунин отсылает читателя, являются:

Источник