Эти уникальные животные стивен фрай



Эти уникальные животные стивен фрай

Последний шанс их увидеть

Началось с того, что я посмотрела «Питер Кингдом вас не бросит», английский сериал об адвокате (его играет Стивен Фрай), который ведёт дела в провинциальном городке Маркет Шилбороу. В каждой серии, кроме драматической ситуации, есть ещё и дурацкая, и все действующие лица с лёгким прибабахом. Герой Стивена Фрая одинок, но у него есть странная сестра, брат-авантюрист, преданная секретарша, энергичный помощник и — любимица моя — тётушка, которая обитает в Доме престарелых, больше похожем на Рай.
Питер Кингдом решал загадки, распутывал сложные дела, и всем своим видом внушал веру в то, что и на этот раз обойдётся. Как это часто бывает, симпатия к герою перешла у меня на артиста, и я вспомнила, что давно собиралась почитать Стивена Фрая. В «Лабиринте» наткнулась на огромную книгу — Стивен Фрай, Марк Карвардайн «Эти уникальные животные. Последний шанс их увидеть».

Книги о животных находятся сейчас где-то на обочине моих списков для чтения, но тут то ли юный натуралист во мне проснулся, то ли снова услышала я таинственную мелодию «книжной дудочки». С дудочкой — это вы сами знаете — ничего не поделаешь. Её зов называется ещё книжным маньячизмом.
Уже когда книгу (вместе со стопочкой других) доставил курьер, я разглядела, что вышла она в серии «Лучшие сериалы Би-би-си». Если вы, как и я, пропустили «Последний шанс увидеть», срочно сделайте это на YouTube! Какое же это удовольствие — путешествовать вместе со Стивеном Фраем и Марком Карвардайном!

Вернусь к книге. Это рассказ о шести (!) путешествиях в поисках исчезающих животных. Даже в обычной туристической поездке многое зависит от того, кто рядом, а Стивену и Марку предстояло побывать в джунглях Амазонки, в Центральной Африке, недалеко от зоны боевых действий, и. дальше я не дочитала ещё где. Мне уже в предисловии понравилась интонация, с которой авторы пишут о себе и о спутнике.
Вот строчки из предисловия от Стивена Фрая:

«По правде говоря, приняв участие в этом проекте. я откусил больше, чем смог прожевать. Я не атлет и не герой, я неуклюж, грузен, не пригоден к физическим нагрузкам и нескоординирован. Во время первой же съёмки я свалился с плавучего дока и сломал правую плечевую кость. Однако через год с четвертью я сильно сбросил вес и сумел достичь такого физического состояния. о котором прежде не мог и мечтать. Я обязан животным и Марку тем, что изменился сам и, как следствие, изменил свою жизнь. Мы никогда не ссорились — это свидетельство его невероятно хорошего характера и красоты окружавшей нас природы. Он позволил участвовать в съёмках любителю, бездельнику и дилетанту и стал для меня замечательным учителем и несравненным товарищем по путешествию».

Никогда не ссориться в путешествии! Обзавидоваться можно)
Книга похожа на фильм тем, что от неё тоже нельзя оторваться, а отличается бОльшим количеством подробностей. Например, смотрите, как в первом — амазонском — путешествии описана встреча с розовыми речными дельфинами:

«. Они привыкли, что их подкармливают местные жители, и, как только заприметили лодку, начали взволнованно выпрыгивать из воды. И застенчиво алеть. Они помчались к нам, затем сделали крутой полицейский разворот и помчались обратно тем же путём.
Стивену редко не хватает тем для разговора, но в течение нескольких мгновений, восхищаясь дельфинами. сновавшими вокруг лодки. он был безмолвен.
Мы впихнулись в наши вонючие. влажные гидрокостюмы, сполоснули трубки, поплевали в маски, спустились вниз по ступенькам плавающей платформы. и шагнули в тёплые воды Рио-Негро. Видимость была ужасной — меньше полуметра. Я поглядел на Стивена, улыбающегося настолько, насколько он мог из-за трубки, торчавшей во рту. Он вглядывался в этот мрак. Тёмная, богатая танином вода делала этот чуждый нам подводный мир красным, и на мгновение Стивен показался мне астронавтом, севшим на Марс. Я проследил за его взглядом — и там, прямо перед нами, был дельфин. Размером почти со Стивена, розовый, как румянец смущённого подростка. Он висел в воде вертикально и глядел куда-то назад.
В течение нескольких минут нас толкнули, стукнули и пихнули пять или шесть разных дельфинов».

Я пропускаю отдельные предложения, как будто захлёбываюсь. Тороплюсь прочитать вам страницу: очень хочется, чтобы и вы этот текст прочитали. Чтобы почувствовали восторг от встречи с речными дельфинами. И восторг дальних странствий!
Стивен Фрай в книге признаётся: «Я люблю земные блага больше, чем земных существ». Но решается отправиться путь.
А я сижу на диванчике и совмещаю две любви: к домашнему уюту и к приключениям. Брожу себе по рыбному рынку в Манаусе, мокну под тропическим дождём и летаю на маленьком гидросамолёте. Tags: Ветер странствий, Книги, документальные фильмы

Источник

Эти уникальные животные Последний шанс их увидеть (Фрай С. Карвардайн М.)

Книга: Эти уникальные животные Последний шанс их увидеть (Фрай С. Карвардайн М.)

«СкидкаГИД» — это сервис сравнения цен в магазинах, кэшбэк сервис и помощь в выборе товаров, посредством подборки видео обзоров, отзывов и сравнения товаров. Большинство магазинов, представленных на сайте, осуществляют доставку по России, поэтому выгодно пользоваться онлайн заказом на сайте этого магазина (доставляются ли заказы в ваш регион, можно узнать на сайте выбраного магазина). Чтобы купить выбранный товар, необходимо кликнуть кнопку «купить» на против выбранного магазина и продолжить покупку на сайте этого магазина. Чтобы получить кэшбэк выполните теже действия предварительно зарегистрировавшись.

Цена от 793 руб до 793 руб в 1 магазинах

Круглосуточно работает call-центр

Минимальные сроки доставки. Промокод 10%: cmp24

Бесплатная доставка от 2 499 ₽

Кэшбэк сервис СкидкаГИД

Купить в соседних городах

Сервисы для жителей г.Москва

Компания Предложение
АльфаСтрахование оформить Электронный полис ОСАГО

Страхователь — физические и юридические лица Страховое возмещение — до 500 тыс. руб. (на каждого пострадавшего) Доставка полиса для жителей Москвы — бесплатно

Страхование без осмотра автомобиля и похода в офис. Скидки (КБМ) на ОСАГО за безаварийную езду

Быстро. Вы оформляете полис без очередей и походов в офис, он сразу приходит на электронную почту после расчета и оплаты.

Бесплатная доставка. В наличии только свежие и качественные продукты по выгодным ценам. Высокий уровень сервиса сборки и доставки заказов. Доставка осуществляется по Москве и МО; Санкт-Петербургу и ЛО

«Утконос» – лидер в области интернет-торговли продуктами питания и сопутствующими товарами.

General Food – фудтех компания, занимающаяся производством и доставкой здорового питания на весь день (или рациона на 6 дней) в Москве.

Мы готовим и привозим вам домой ежедневный рацион правильного питания, разложенный по коробочкам, по доступной цене.

Купить в кредит (7)

Компания Предложение
Кредитная карта Альфа-Банк заявка на карту

Беспроцентный период — до 100 дней. Выпуск кредитной карты — бесплатно

Сумма кредита — до 300 000 рублей. Беспроцентный период — до 55 дней!

До 12 месяцев — период рассрочки на покупки у партнеров; 0% — процент на покупки в рассрочку; Бесплатно — оформление и обслуживание карты; 40 000 магазинов партнеров.

До 10% на остаток по счету; Бесплатное снятие наличных в любом банкомате мира; Cashback до 30% за покупки по спецпредложениям; Для граждан любых стран.

Кредит наличными в Совкомбанк: Сумма кредита — от 5 000 до 100 000 рублей; Срок кредита — 12 месяцев; Процентная ставка — от 12% годовых; Возраст — от 35 до 85 лет.

ЛокоБанк Потребительские Кредиты: Кредит до 5 000 000 рублей; Ставка от 9,4%; Срок до 7 лет;

Источник

Стивен Фрай о женщинах (на самом деле о мужчинах, конечно)

dikry когда-то давно дала мне почитать «Гиппопотама» Стивена Фрая, но я не осилил и первой главы. Я очень люблю Фрая и мне хотелось бы думать, что не осилил я из-за не лучшего возможного перевода, но откровенно говоря, его же книгу Moab is my washpot , купленную когда-то со скуки в Хитроу, я не осилил из-за отсутствия перевода. Дело в том, что английский, на котором написана эта книга , оказался слишком изыскан для меня.

Чуть ли не в каждом предложении встречалось слово, за которого я, дожив до 33 лет, почему-то не удосужился выучить. На короткое время словарь стал самым популярным приложением в моем телефоне. Если вы знаете английский, но не поняли название книги — вы сейчас хорошо меня понимаете. Но слава [подставьте сюда ваше божество] в моем доме есть интернет, в интернете есть торренты, а в торрентах — аудиокниги, которые одни люди любезно пишут, другие — начитывают, а совершенно третьи — любезно выкладывают с нарушением законов их уважаемых стран.

Недавно я скачал книгу «Гиппопотам» в оригинале. Читает ее, конечно, сам Стивен и читает он просто божественно. Я не фанат Гарри Поттера, но в исполнении Стива я послушал ВСЕГО Гарри Поттера. ВСЕГО. У меня есть подруга, которая проклинала меня за то, что я дал ей послушать первую книгу и она не может теперь остановиться. «Гиппопотам» начитан еще лучше, может быть, потому что читает автор. Я приведу тут один отрывок, про женщин и секс и он тем интереснее, что написан гомосексуальным мужчиной* — хотя, конечно, говорит это все не сам Фрай, это его лирический герой.

Я не умею эмбеддить квиктайм, но чтобы что-то заиграло прямо здесь, нужно дабл-кликнуть на картинку. Под катом — текст на русском. Что-то в таком духе: «Ребекка была одной из немногих когда-либо встреченных мной женщин, которые… нет, ну это же известно – женщины никакого удовольствия от секса не получают. . »

Ребекка была одной из немногих когда-либо встреченных мной женщин, которые… нет, ну это же известно – женщины никакого удовольствия от секса не получают. Отрицание этого обстоятельства обратилось для них едва ли не в религию, и все-таки факт остается фактом. Женщины мирятся с сексом, как с платой, которую им приходится вносить за обладание мужчиной, за составную часть того, что они именуют «отношениями», однако преспокойно обходятся и без него. Они не испытывают голод, постоянного, пронзительного, сосущего голода, который терзает нас. Самое поганое состоит в том, что всякий раз, как я это говорю, меня обвиняют в женоненавистничестве. Человеку, который провел всю жизнь в помышлениях и грезах о женщинах, который гонялся за ними, совершенно как старающийся порадовать хозяина щенок, который выстроил все свое существование так, чтобы по возможности чаще встречаться с ними, который судит о собственной жизни и ценности по своей способности привлекать их внимание, – такому человеку довольно обидно слышать обвинения в том, что он-де ненавидит женский пол. Все, что я испытываю по отношению к женщинам, это величайшее преклонение, любовь плюс чувство собственной неполноценности, смешанное с изрядной долей давно вышедшего из моды отвращения к себе.

Да знаю я все ваши доводы, знаю… Господи, кто ж их не знает. Желание, говорят мне, это форма собственничества. Вожделеть женщину – значит низводить ее до уровня животного существа или охотничьей добычи. Даже преклонение перед нею, согласно рассуждениям до того уж дьявольски замысловатым, что мне ни разу не удалось проследить их от начала и до конца, надлежит истолковывать как род пренебрежения. Все это, о чем я мог бы вам и не говорить, охеренная ахинея.

Некоторые из моих лучших друзей – а чего же еще и ожидать от бывшего поэта? – предпочитают мужчин женщинам. То же относится – чего, опять-таки, следует ожидать от бывшего театрального критика – и к некоторым из моих злейших врагов. Самый чистый эксперимент, позволяющий разрешить вопрос об отношениях полов, можно поставить лишь в мире педерастии, не так ли? Гей-сексуалы, задомиты, педеристы – выбирайте название сами, – все, кто принимает проблему существования гомоненавистников, газет, вирусов, полиции и общества в первом, что называется, чтении, ведут совершенно баснословную жизнь. В сортирах, садах, на вересковых пустошах, пляжах, кладбищах, в супермаркетах, пабах, клубах и барах – повсюду звучит эта их музыка простого обмена эротической валюты. Мужчина, который с приветом, видит другого мужчину, который тоже. Их взгляды встречаются… хлоп, секс состоялся. Им не нужно знать имя партнера, не нужно разговаривать с оным, им даже не нужно, оказавшись с ним в задней комнате какого-нибудь темного ночного клуба нашей столицы, видеть его дурацкую рожу. Это мужской мир, устроенный на самых что ни на есть мужских началах, в соответствии с приемами и потребностями исключительно мужской сексуальности. По-вашему, все эти здоровенные, заросшие волосом гомосеки, что позируют для журналов – с кожаными ошейниками на елдаках и резиновыми палками в калопроходах, – почитают себя угнетенными существами? Или вы полагаете, будто геи, торгующие своим телом в ночных клубах, только и знают, что пенять на половую дискриминацию, которая вынуждает их демонстрировать свои прелести людям, осматривающим их, точно скот? Да черта лысого.

По временам мне грезится мир, в котором женщины испытывают удовольствие от секса. Мир, в парках и на променадах которого отведены особые места, где можно прогуливаться, выбирая себе мужика, мир гетеросексуальных баров с гетеросексуальными задними комнатами, гетеросексуальных кинотеатров, гетеросексуальных городских кварталов, по которым женщины бродят в надежде на случайное эротическое приключение – с непременным участием мужчины. Такие картины могут являться воображению только в спальне безудержного фантазера, да и там-то их судорожно порождают на свет лишь озлобленно сжатый кулак да несколько припадочных всхрюков. Если бы женщины нуждались в сексе так же, как нуждаются в нем мужчины, тогда – пригнись, Тед, пригнись и бегом в укрытие, – тогда вокруг не слонялось бы столько насильников.

Мир, в котором мы обитаем, таков, каков он есть, и уж конечно в нем всегда найдутся антропологи и зоологи, которые станут твердить, что такова-де биологическая необходимость: один пол должен вечно испытывать голод, а другой – главным образом скуку. В конце концов, у мужчин есть чем компенсировать свою агонию бесконечно неисполняемых желаний. Так или этак, но именно мы правим миром, руководим экономикой и нелепо бахвалимся собственной значимостью. Да я, вообще-то говоря, и не жалуюсь. Я всего лишь хочу, чтобы люди поняли и приняли простую истину: мужчинам секс нравится, женщинам нет. Сей факт надлежит признать и без страха уставиться ему в лицо.

Неизменное отрицание женщинами этой самоочевидности ничего тут не меняет. Всякий раз, как я указываю на нее моим приятельницам, они немедля принимаются ее опровергать, уверяя, что добрый анонимный перепих – это полный балдеж; что вот только два дня назад им попался на глаза мужик с задом почти как у Мела Гиббсона и, ну правда, все у них там намокло. Только два дня назад? У как насчет всего-навсего двух минут? Как насчет каждой распроклятой распрепоганой минуты каждого распрепоганого распроклятого дня? Или они не понимают, что им, женщинам, давно уж пора откупорить шампанское и отпраздновать то восхитительное обстоятельство, что они не такие слюнявые псы, как мы, мужчины, что им выпала биологическая удача, позволяющая оставаться разумными существами, способными думать о благе, которое может принести партнерство с мужчиной, способными думать о материнстве, работе, друзьях… способными просто-напросто думать, в отличие от нас, несчастных ублюдков, тратящих целые дни, кои мы могли бы посвятить труду и возвышенным помыслам, на то, чтобы пристраивать ноющий, разбухший конец под резинку трусов всякий раз, как мимо нас проследует пара титек? Конечно, и у женщин возникает время от времени этакий зудик, иначе бы мы как раса не существовали; конечно, женщины обладают половой оснасткой, достаточно чувствительной, чтобы секс, когда они до него снисходят, порождал корчи удовольствия, вскрики наслаждения и всю последующую слякоть. И все же они, везучие, везучие, везучие существа, никогда не бывают голодными, никогда – доведенными до отчаяния, никогда – изнывающими от желания упиться наслаждением. Я что хочу сказать, вот я пишу это в шестом часу вечера, а между тем я уже дважды сам себя обслужил. Первый раз под душем, а второй – после завтрака, перед тем как усесться за писанину. И любая правдивая давалка скажет вам – сочувственно, точно добрая нянюшка, – что мужчинам, бедняжкам, просто необходимо изливать куда-то их семя. А уж по какой причине женщины претендуют на паритет в делах столь великой важности, это, знаете ли, выше моего разумения.

Ремесло мое таково, что мне приходилось встречаться со множеством знаменитых людей, людей отменной репутации. И что же, все, кого я знал настолько близко, чтобы просиживать с ними за бутылкой виски до самых предрассветных часов, все без исключения признавались мне, что подлинное побудительное начало, которое толкало их к тому, чтобы стать знаменитыми артистами, политиками, писателями, да кем угодно, составляла глубоко коренившаяся в них надежда, что деньги, слава и власть позволят им валять баб с куда большей легкостью. Виски умеет пробивать наслоения, под коими кроется простая истина: честолюбивая жажда успеха, желание усовершенствовать мир, потребность в самовыражении, призвание к служению отечеству… все эти достойные и почти правдоподобные мотивы прикрывают один голозадый факт: когда вы докапываетесь до самой глуби, выясняется – все, чего вы на самом деле желаете, это засунуть какой-нибудь бабе поглубже.

Тут я в долгу перед виски. Это не тот напиток, к которому привержены многие из знакомых мне женщин, и все-таки виски меня спасло. Без него я был бы куда более запутавшимся и бестолковым старым мудаком, чем теперь. Кабы не те омытые скотчем ночи, мне так и пришлось бы тащиться по жизни в уверенности, что я – человек на редкость нечистый и на редкость опасный. Крах многообещающей карьеры, случавшиеся время от времени стычки с полицией и парочка разрушенных браков – это плата за то, что виски позволило мне понять: я не одинок. Чертовски честная сделка.

Мне бы хотелось что-то сюда написать на тему презентаций, но я не могу ничего сообразить. Ах, да. Пожалуйста, займитесь голосом, если рассчитываете сделать карьеру, выступая публично. Мне повезло — я занимался вокалом просто потому что люблю петь, я занимался три года и это дало множество всевозможных бонусов. Возможно, три года занятий вокалом — это не лучший для вас способ, но я очень, очень рекомендую к нему в какой-то момент прибегнуть, если только вам не повезло с голосом так, как тому бармену из «Мастерской». Если вы знаете какие-то интересные тренинги или занятия на эту тему — напишите, пожалуйста. Я бы еще позанимался. Боюсь, в этом нельзя стать слишком хорошим.


* Спустя пять минут после того, как я начал слушать книгу, я зашел в обувной магазин и купил себе сапоги на довольно высоком каблуке (насколько у мужской обуви вообще может быть высокий каблук) — чего со мной не случалось. мм. никогда. Других симптомов пока нет. На всякий случай пью виски. The Balvenie.

Источник

Спорная книга: Стивен Фрай, «Миф. Греческие мифы в пересказе»

Стивен Фрай. Миф. Спорная книга

Стивен Фрай. Миф
М.: Фантом Пресс, 2018

Наталья Кочеткова в обзоре «Беспорядочные связи и дефицитный сервелат» («Лента.ру») отмечает натуралистичность описания жизни олимпийцев: «Совершенно не важно, читали ли вы в детстве “Легенды и мифы Древней Греции” Куна и “Занимательную Грецию” Гаспарова. Если да, то считайте, что вас ознакомили с синопсисом. Если нет — ничто не помешает свежести восприятия греческой темы в исполнении великого и ироничного Стивена Фрая. Даже человеку совсем уж от античности далекому понятно, что боги были не ангелы (ангелы, как известно, из другой мифологии) — они влюблялись, расставались, ссорились, вступали в беспорядочные половые связи и обращались с детьми так, что современные органы опеки не одобрили бы. Но боги Фрая совсем как люди, они потеют, мочатся, их тошнит с перепоя. В общем, не боги горшки обжигают, и боги тоже иногда, от нечего делать».

Данил Леховицер в обзоре «5 книг, которые мы читаем в мае» («Esquire») отдает должное рискованным шуткам Фрая: «“Миф” Стивена Фрая — не первая попытка переделки древнегреческих мифов на современный лад, но его книга заслуживает внимания и как блестящий образец классического английского юмора. Комик, актер и писатель пересказывает “Золотого осла” Апулея, “Теогонию” Гесиода и другие сочинения античных авторов с интонацией, с которой̆ ваш приятель рассказывает о школьном спектакле с участием собственного ребенка. Попутно иронизируя над сексуальными пристрастиями обитателей Олимпа, а заодно и над их именами (конечно, досталось богу Урану (англ. — Uranus)».

Галина Юзефович в обзоре «Три книги в жанре нон-фикшн: последние русские аристократы, “звезды” времен Вольтера и греческие мифы в пересказе Стивена Фрая» («Медуза») подчеркивает мастерство Фрая в деле рассказывания историй: «Главным козырем Стивена Фрая, конечно, остается его особая, обаятельная и остроумная, манера рассказчика. Боги, полубоги, нимфы и герои в его изложении выясняют отношения, интригуют, занимаются сексом (“Миф”, в отличие от других изложений греческих мифов, определенно не предназначен для детского чтения), едят, дерутся и мирятся, как вполне реальные — более того, вполне современные — люди. Модернизируя и очеловечивая античные сюжеты, Фрай ухитряется удержаться в рамках хорошего вкуса — ни модернизация, ни очеловечивание, ни, тем более, юмор в его исполнении не выглядят ни нарочито, ни искусственно.

Отнести “Миф” Стивена Фрая к литературе нон-фикшн — значит пойти на некоторое упрощение. В сущности, эта книга — сборник совершенно самодостаточных рассказов, повестей и новелл, читая которые едва ли кто-то всерьез задумается об интеллектуальной «питательности» прочитанного. С другой стороны, а как еще расширять свой кругозор в области греческой мифологии, если не таким — неконвенциональным, неутомительным и в высшей степени приятным — способом».

Михаил Визель в обзоре «Древнегреческие мифы, викторианская палеонтология и украинская женщина-собака» («Год Литературы») предлагает обратить внимание в первую очередь на точные и остроумные наблюдения автора: «Стивен Фрай — настоящий швец, жнец и на дуде игрец, или, выражаясь по-ученому, полимах. Неудивительно, что после описания странствий по Америке и собственной мятежной юности он обратился, так сказать, к юности европейской цивилизации — и взялся пересказать греческие мифы. Издатели обещают, что знаменитый актер, писатель и борец за права меньшинств сделает это как-то “по-взрослому”. Но не обольщайтесь; скабрезностей в его пересказе не меньше, но и не больше, чем в любом изложении древнего мифа, от библейского до индийского, где все герои без конца друг от друга зачинают и несут, невзирая на родство и пол. Чем отличается книга Фрая — фирменной авторской иронией и такой же фирменной, хотя и не так бросающейся в глаза, глубиной. “С развитием каждого следующего поколения и с возникновением и дальнейшим воспроизводством новых сущностей прирастала и сложность — пишет Фрай. — Те древние первобытные стихии‑основы преобразились в формы жизни еще большего многообразия, пестроты изобилия. Выражаясь компьютерным языком, жизнь словно сделалась двухбитной, затем четырехбитной, далее восьми‑, шестнадцати‑, тридцатидвух- шестидесятичетырехбитной и так далее”. И подобные замечания гораздо важнее шуточек про Кроноса и Геру».

Михаил Эдельштейн в материале «Греческие мифы, немые отшельники и убийства в котельной» («Литературно») подчеркивает — автор умело вписывает богов и героев в современный культурный контекст: «“Греческие мифы. самодостаточны просто как истории”, — уверяет Стивен Фрай и честно следует этому принципу. На протяжении пятисот с лишним страниц он именно что пересказывает классические мифологические сюжеты — от сотворения мира до Филемона и Бавкиды. На Геракла, Тесея, Персея и прочих аргонавтов, увы, не хватило места. Впрочем, простой пересказ — это, конечно, не для Фрая. Куна и Овидия он изрядно модернизирует и дополняет гэгами из арсенала стендап-комика. В результате Крон у него напоминает одновременно Ганнибала Лектера и Моррисси из “The Smiths”, а Зевс будит Прометея словами “Подъем и айда”. Кажется, это самая необязательная из книг Фрая, в полной мере наделенная, впрочем, фирменным фраевским обаянием».

Сергей Кумыш в обзоре «Мемуары книготорговца и внутренняя Япония: лучшие книжные новинки июня» («Posta Magazine») рассуждает о переводе книги Стивена Фрая: «Покупатель (глядя на переплет): “Это настоящая кожа?” Блэк: “Это настоящий Диккенс!” Не скажут, так подумают — в общем, давайте с этого и начнем. Перевод зарубежных текстов на русский язык во многом напоминает озвучивание фильмов: мы волей-неволей привыкаем к определенным голосам, и вот уже практически невозможно представить себе, например, Роберта Дауни-младшего, если за него не говорит при этом Владимир Зайцев; или, там, Ди Каприо без спайки с Буруновым. Точно так же Стивен Фрай для многих отечественных читателей трудно представим без моментально распознаваемой интонации его российского переводчика Сергея Ильина, ушедшего в 2017 году. Однако вот она, новая книга, и вот он, тот самый, настоящий Фрай, превращающий мифы Древней Греции, внешне вроде бы вообще никак в них не вмешиваясь, а просто пересказывая, в исключительно фраевскую литературу, с первых же строчек оборачивающуюся захватывающим языковым приключением. И как раз таки язык, что для нас важнее всего, здесь тоже — тот самый. В этом смысле перевод Шаши Мартыновой — абсолютнейшее чудо перевоплощения».

И наконец Константин Мильчин в рецензии «Боги, наверно, сошли с ума» («Известия») размышляет, в чем заключается уникальный опыт интерпретации античного мифа Стивеном Фраем: «Конечно, кому еще пересказывать мифы, как не Стивену Фраю, который одной ногой стоит в английской классической традиции (все-таки он окончил Кембридж, хоть, по собственному утверждению, за все годы учебы был всего на нескольких лекциях), но при этом безусловный герой массовой культуры и живет в ней, он, собственно, и есть массовая культура. Что же он делает? Во-первых, он показывает, как по-другому читать мифы. Наше представление о любой вере испорчено доступной нам оптикой, в которой всё кажется подобным современным религиям. Вот и возникает искушение сравнить греческий политеизм с застывшей зафиксированной верой, базирующейся на священном тексте, в правильности которого сомневаться не следует, а речь идет лишь о его трактовках. Греческий миф был гораздо гибче, и потому там к богам относились по-другому. <. >

Фрай показывает тот момент, когда сюжет мифа, в котором, несмотря на чудеса и превращения, речь идет о понятных всем вещах (безумной страсти, смертельной обиде, черной зависти, всепожирающей ревности, ярости матери, которая потеряла сыновей), превращающихся из чувств в нечто вечное. Ведь как обычно мы воспринимаем античность? Были персонажи, любили и страдали, их то трагическая, то счастливая история наконец подошла к концу, и вдруг они становятся мраморными статуями из музея, которые нам показывает бездушный и уставший экскурсовод. Иное дело Фрай — он экскурсовод с волшебной палочкой, у него статуи заново становятся живыми. Одеревеневшие за тысячелетие бесконечных повторов сюжеты он делает более пронзительными, вернее, возвращает им ту первоначальную свежесть, которая была во времена, когда эти истории пересказывали слепые сказители».

Источник

Четыре тысячи километров остроумия: Стивен Фрай покажет зрителям Центральную Америку

В новой увлекательной премьере на телеканале Travel+Adventure культовый британский актер, писатель и драматург Стивен Фрай пускается в авантюрное путешествие по странам Центральной Америке. Вместе со Стивеном Фраем телезрители смогут побывать в уникальных уголках земли – Коста-Рике и Панаме.

Стивен начнет свое путешествие по реке Сан-Хуан, которая образует границу между Никарагуа и Коста-Рикой, и поймет, почему чарующую Коста-Рику называют Центральноамериканской Швейцарией. Потрясающая девственная природа и необычные животные удивят и восхитят ведущего. Зрители узнают много интересного про муравьев-листорезов, ядовитых лягушек, симпатичных летучих мышей, детенышей ленивца, обезьян и кожистых черепах. К тому же вы познакомитесь с гостеприимными жителями Коста-Рики и Панамы, побываете в их домах, узнаете об их образе жизни и мечтах.

Путешествие Стивена по Центральной Америке – это 4000 километров остроумия, эрудиции и познавательных фактов о разных культурах, юмора, смущения и переживаний, смешение серьезного и комического в лучших чувствах к этой части Америки.

Стивен Фрай сегодня является одним из ярчайших представителей британской школы актерского искусства. Его наделяют почетными титулами «олицетворения истинного британского духа» и носителя «безупречного английского языка». Наибольшую популярность актер приобрел благодаря роли Дживса в сериале «Дживс и Вустер», а также главной роли в фильме «Уальд», в нашей стране очень популярны его книги.

Присоединяйтесь к приключениям Стивена Фрая в Коста-Рике и Панаме, смотрите трэвел-программу на канале Travel+Adventure в субботу, 9 июля в 18:15.

Источник

Читайте также:  Животные символы города томск