Генезис и природа науки



Генезис науки и проблема периодизации ее истории. Преднаука и наука в собственном смысле

Как своеобразная форма познания — специфический тип ду­ховного производства и социальный институт — наука возникла в Европе, в Новое время, в XVI—XVII вв. в эпоху становления ка­питалистического способа производства и дифференциации (раз­деления) единого ранее знания на философию и науку. Она (сна­чала в форме естествознания) начинает развиваться относительно самостоятельно. Однако наука постоянно связана с практикой, по­лучает от нее импульсы для своего развития и в свою очередь воздействует на ход практической деятельности, опредмечивает­ся, материализуется в ней.

Указывая важное значение древнегреческой философии в воз­никновении науки, А. Уайтхед, в частности, отмечает, что в диа­логах Платона содержатся «первые ясные формулировки логики как особой науки». Однако, как считает Уайтхед, Платон очень мало пользовался этим методом «с точки зрения естествознания». Аристотель создал целостную систему формальной логики, «первую философию» и диалектический метод.

Действительно, предпосылки науки создавались в древневос­точных цивилизациях — Египте, Вавилоне, Индии, Китае, Древ­ней Греции в форме эмпирических знаний о природе и обществе, — в виде отдельных элементов, «зачатков» астрономии, этики, ло­гики, математики и др. Вот почему геометрия Евклида — это не наука в целом, а только одна из ветвей математики, которая (ма­тематика) также лишь одна из наук, но не наука как таковая.

Таким образом, для возникновения науки в XVI—XVII вв., кроме общественно-экономических (утверждение капитализма и острая потребность в росте его производительных сил), социальных (перелом в духовной культуре, подрыв господства религии и схо­ластически-умозрительного способа мышления) условий, необ­ходим был определенный уровень развития самого знания, «за­пас» необходимого и достаточного количества фактов, которые бы подлежали описанию, систематизации и теоретическому обоб­щению. Поэтому-то первыми возникают механика, астрономия и математика, где таких фактов было накоплено больше. Они-то и образуют «первоначальное целое» единой науки как таковой, «на­уки вообще» в отличие от философии. Отныне основной задачей познания стало не «опутывание противника аргументацией» (как у схоластов), а изучение — на основе реальных фактов — самой природы, объективной действительности.

Галилей впервые ввел в познание то, что стало характерной особенностью именно научного познания — мысленный экспери­мент, опирающийся на строгое количественно-математическое опи­сание. Галилей «вдолбил» в сознание своего времени (опутанное схоластическими догмами) мысль о том, что наука без мыслен­ного конструирования, без идеализации, без абстракций, без «обоб­щающих резолюций», опирающихся на факты — это все что угод­но, но только не наука.

Итак, характерное для Нового времени интенсивное развитие производительных сил в условиях нарождающейся капиталисти­ческой формации, вызвавшее бурный расцвет науки (особенно ес­тествознания), потребовало коренных изменений в методологии, создания принципиально новых методов научного исследования — как философских, так и частнонаучных. Прогресс опытного зна­ния, экспериментальной науки требовал замены схоластического метода.

В понимании генезиса, возникновения науки в истории и фи­лософии науки сложились два противоположных подхода. С точ­ки зрения экстериализма, появление науки обусловлено целиком и полностью внешними для нее обстоятельствами — социальны­ми, экономическими и др. Обусловленность процессов возникновения и развития науки потребностями общественно-исторической практики — главный источник, основная движущая сила этих процессов. Не только развитие науки соответствует уровню развития практики, но и раз­деление научного знания, дифференциация наук также отражает определенные этапы развития практики, разделения труда, внут­ренней расчлененности человеческой деятельности в целом. Таким образом, развитие, история предмета, его переходы от одного этапа к другому, есть в конечном счете не что иное, как развертывание основного, фундаментального противоречия меж­ду его полюсами (противоположностями).

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вслед­ствие отпочкования от философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклассический, постнеклассический (современный). На каждом из этих этапов разрабатыва­ются соответствующие идеалы, нормы и методы научного иссле­дования, формируется определенный стиль мышления, своеоб­разный понятийный аппарат и т. п. Критерием (основанием) дан­ной периодизации является соотношение (противоречие) объекта и субъекта познания.

1. Классическая наука (XVII—XIX вв.), исследуя свои объекты, стремилась при их описании и теоретическом объяснении ус­транить по возможности все, что относится к субъекту, сред­ствам, приемам и операциям его деятельности. Такое устра­нение рассматривалось как необходимое условие получения объективно-истинных знаний о мире. Здесь господствует объектный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом.

2. Неклассическая наука (первая половина XX в.), исходный пункт которой связан с разработкой релятивистской и кванто­вой теории, отвергает объективизм классической науки, от­брасывает представление реальности как чего-то не завися­щего от средств ее познания, субъективного фактора. Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта.

3. Существенный признак постнеклассической науки (вторая по­ловина XX — начало XXI в.) — постоянная включенность субъективной деятельности в «тело знания». Она учитывает соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности позна­ющего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Постнеклассической стадии соответствует парадигма станов­ления и самоорганизации. Основные черты нового (постнеклассического) образа науки выражаются синергетикой, изучающей общие принципы процессов самоорганизации, протекающих в си­стемах самой различной природы (физических, биологических, технических, социальных и др.).

Характерной особенностью интегративной стадии является воз­никновение (начавшееся уже, по крайней мере, со второй полови­ны предыдущей стадии) междисциплинарных проблем и соот­ветствующих «стыковых» научных дисциплин — таких как физхимия, биофизика, биохимия, психофизика, геохимия и др. По­этому в современном естествознании уже нет ни одной науки «в рафинированном чистом виде» и идет процесс построения целос­тной науки о природе и единой науки о всей действительности в целом.

Отметим, что наука не есть нечто неиз­менное, а представляет собой целостное развивающееся формо­образование, которое имеет свое прошлое, настоящее и будущее. Последнее достаточно точно предвидел К. Маркс, который пи­сал, что поскольку научное творчество возможно как истинно че­ловеческое отношение к миру, то «впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука». Эта тенденция достаточно четко просматривается в развитии со­временной науки.

Источник

10.1. Генезис науки. Определение науки

Среди проблем, связанных с наукой и ее местом в культуре, логичным представляется начать с определения этого феномена. Однако к современному определению науки привели исследования, в которых с середины XX века делались попытки выявить механизмы ее развития.

Одна из основных проблем генезиса науки – проблема преемственных связей науки различных эпох. Преемственность в культуре рассматривается в других разделах. Но в науке проблема преемственности имеет целый ряд особенностей, свою специфику, она охватывает ряд более частных вопросов: что понимать под термином преемственность в истории науки – преемственность основополагающих эксплицитных (явно выраженных, представленных) идей или имплицитных (не объясняемых прямо, но подразумеваемых известными) методов, исследовательских целей или предмета науки? какую роль при этом играют факторы различия – социально-культурные контексты различных эпох? каким образом наука вписывается в систему культуры своей эпохи и какую роль в ней играет?

Читайте также:  Не растворимый гипс в природе

В зарубежных исследованиях до конца 50-х годов господствовала идея преемственности в ее позитивистском варианте. Основы этой ориентации в истории науки были заложены родоначальниками позитивизма – О. Контом, Д.Ст. Миллем, Г. Спенсером. В основе позитивизма – идеи о том, что в науке необходимы только факты, легко проверяемые – «верифицируемые», на основе которых могут делаться научные выводы. Задача философии при этом – собирать и суммировать такие «позитивные знания». Ни наука, ни философия не должны использовать внеопытных «спекулятивных» понятий.

Постепенно сформировалась кумулятивистская модель развития науки, наиболее полно выраженная на рубеже XIX–XX веков Э. Махом и П. Дюгемом. Сущность этого подхода в том, что каждое новое знание всегда лучше старого, точнее отражает действительность, и поэтому все предыдущее развитие науки является всего лишь подготовкой ее современного состояния. Среди научных идей и теорий прошлого значение имеют только те, которые соответствуют современным знаниям. Те элементы науки, которые не приняты на современном этапе, считаются ошибочными и никакого интереса не представляют. Разумеется, никакой связи научных исследований с историей и культурой в этой модели не учитывается. Постулируя идею непрерывности в становлении и развитии науки, основоположники позитивистской историографии и их последователи исходную точку линии преемственности помещали в разные исторические эпохи.

Так, О. Конт и Г. Спенсер считали научное знание расширением и систематизацией здравого смысла и, соответственно, возникновение его соотносили с возникновением человека.

Многие исследователи, в том числе представитель постпозитивизма К. Поппер, ведут начало науки от античной Греции. П. Дюгем и А. Кромби относят момент зарождения науки к позднему Средневековью (подробнее об этих теориях можно прочитать в [1]).

Вопрос о том, к какому времени отнести зарождение науки, важен потому, что позволяет понять, отпечаток какой эпохи, какой культуры фиксируется в ней «при рождении». Поскольку указанные исследователи даже не стремились рассмотреть социально-культурный контекст науки, картина ее развития теряла свою многомерность, становилась упрощенной моделью. Неудивительно поэтому, что в последние два-три десятилетия активно появляются исследования, в которых упомянутая тенденция подвергается критике. Выдвигаются альтернативные модели Т. Куна, С. Тулмина, П. Фейерабенда, А. Койре и др. (подробнее см. [2], [3], [4]).

В этих работах подчеркивается дискретность в развитии знания, уникальность науки Нового времени и несводимость ее к предшествующим формам знания о мире, акцентируется внимание на противоположности представлений о мире современной науки и созданных Античностью и Средневековьем. Большинство исследований этого направления датируют становление опытной науки семнадцатым веком.

Модель науки, предложенная Т. Куном, предполагает наличие двух качественно разных стадий в развитии научного знания: спокойного накопления фактов, данных, укрепления знания в рамках принятой, признаваемой научным сообществом парадигмы и взрывного этапа слома и смены парадигмы, называемого научной революцией. Понятие парадигмы у Т. Куна не определено однозначно, но предполагает некую главенствующую теорию, определяющую для науки того или иного периода. Эта модель подтверждается многими важными фактами в истории развития науки (например, смена птолемеевской модели коперникианской и т. д.). Однако, учитывая, в отличие от позитивистской, качественную неоднородность развития науки, и эта модель практически не рассматривает социально-культурные факторы, влияющие на научные принципы.

При этом древнегреческая протонаука попадает в один ряд с китайскими, египетскими и другими древними знаниями, что, конечно, нельзя считать решением проблемы. Решение проблемы генезиса современной науки предполагает соединение идеи ее целостности, включающей момент дискретности, с идеей преемственности знаний, т. е. с концепцией непрерывности. Необходимость исследования науки как части духовной культуры для адекватного ее понимания осознается сейчас многими учеными. Так, например, П.П. Гайденко пишет: «Один из наиболее интересных вопросов, который встает при исследовании развития научного знания в его тесной связи с культурой, – это вопрос о трансформации определенной научной программы при переходе ее из одной культуры в другую. Рассмотрение этого вопроса позволяет пролить новый свет на проблему научных революций, которые, как правило, обозначают не только радикальные изменения в научном мышлении, но и свидетельствуют о существенных сдвигах в общественном сознании в целом» [5, с. 13].

Рассматривая науку в системе культуры, мы приходим к необходимости четкого определения понятия «наука», без которого не удается решить вопрос и о ее генезисе. Нужно выяснить, что отличает науку от других видов человеческой деятельности, какими признаками она обладает. Это даст возможность ответить на вопрос о времени возникновения науки, подходит ли под эти признаки феномен древнегреческой протонауки или средневековой (см., например, [6]).

К основным признакам науки относят следующие:

– наука есть особого рода деятельность по получению новых знаний, предполагающая существование определенной категории людей, которые ею занимаются;

– наука обладает самоценностью. Целью должно быть познание ради самого познания, ради постижения истины;

– науке присущ рациональный характер;

– наука характеризуется систематичностью [7, с. 5—16].

Античная наука была исторически первой, удовлетворяющей указанным признакам науки, однако в ней отсутствовал важнейшей компонент – экспериментальная деятельность. Поэтому можно признать односторонними как утверждение о возникновении науки только в XVII веке, так и противоположную мысль о том, что наука уже была в Древней Греции. Более точной представляется позиция, согласно которой впервые в эпоху Античности формируются условия существования науки, наука же в подлинном смысле слова с ее экспериментальными методами сложилась в XVII веке, базируясь на достижениях теоретической мысли как греческой Античности, так и Средневековья. В преодолении теоцентристской (все объясняющей через Бога) средневековой картины мира с элементами возврата к Античности в ее целостном взгляде на Вселенную и человека в ней, но в то же время в пересмотре и этих античных «научных программ», что, в свою очередь, было обусловленно богатством идей и культуры Возрождения, и происходило становление науки в Европе XVI–XVII веков. Теперь мы можем задаться вопросом о том, какое же влияние культура этого времени оказала на возникающую науку.

Возрождение характеризовалось стремлением освободиться от абсолютного влияния религии, от концепции креационизма, утвердить человека как творца, как субъекта, особенно ценного своим разумом. Поэтому неудивительно, что в основе понимания природы лежал абсолютный детерминизм, не просто исключающий случайность, но и не требующий трансцендентного вмешательства, т. е. приводящий к деизму (отсутствию необходимости постоянного присутствия Бога, замененного однозначно выведенными законами природы).

В культуре конца XIX века заметно влияние модернизма, стремление уйти от механистичности, строгого детерминизма, усиление роли случайности, даже определенной хаотичности. В какой-то мере это отразилось и на неклассической картине мира. Так же как век спустя экологичность мышления, системный характер природы и общества осознаются не только из открытий или найденных новых фактов, но и как определенные тенденции в культуре, позволяющие стремиться осознать мир как некое подобие живого (целостным, законосообразным, но не механическим). Но к этому мы вернемся позже.

Читайте также:  Сочинение для чего нужны птицы в природе

Следующий вопрос вытекает из рассмотренных: как изменялась наука с XVII века до настоящего времени и возможно ли дать некоторую классификацию науки, выделить определенные периоды ее развития? Последние годы характеризуются попытками пересмотра сложившегося образа науки, причем этот пересмотр затрагивает отношения как внутри науки, так и науки и культуры, науки и общества, а также науки и человека.

Исследователи часто приходят к выводу, что для характеристики образа науки удобно воспользоваться примером физической науки. Тогда возникает периодизация, в которой классическая стадия начинается с XVI–XVII веков и продолжается до конца XIX века; неклассическая стадия начинается с начала XX века, и к концу его начинает формироваться так называемая постнеклассическая стадия.

Каждая из стадий имеет аналогии в физической теории, связана со своей парадигмой, картиной мира и даже со своей метафорой. Классическая стадия развития науки сопоставляется с классической физикой от Галилея до Эйнштейна. Ее парадигма – механика, картина мира строится на жестком детерминизме, напрашивается аналогия мироздания с часовым механизмом. Неклассическая наука сопоставляется с появлением теории относительности. С ней также связаны парадигмы дискретности, вероятности, квантования, дополнительности. На рубеже XIX–XX веков после успехов электродинамики, открытия давления света, делимости атома постепенно перед учеными предстал совершенно иной объект исследования: микромир – мир элементарных частиц с законами, отличающимися от известных ранее. Так, свет оказался видом электромагнитного излучения, имеющим одновременно свойства и частицы, и волны (дискретности и непрерывности). Энергия в микромире квантуется, т. е. распространяется только порциями – квантами (дискретно), для света – фотонами. Для элементарной частицы можно получить точные данные либо о энергии, импульсе, либо о положении в пространстве и времени. Этот принцип, открытый Н. Бором, получил название принципа дополнительности. Он сыграл важную роль для формирования квантовой механики. Открытие этих и множества других свойств микромира и законов квантовой механики наряду с теорией относительности А. Эйнштейна совершенно изменило взгляды на природу и привело к новой стадии науки, к новой картине мира. Теория относительности Эйнштейна установила конечность скорости света, связь пространства, времени и движущейся материи, впервые позволила построить модель эволюционирующей Вселенной.

Образцы формирующейся постнеклассической науки ближе всего к синергетике, которая является наукой о сложных системах, их способности к самоорганизации, к совместному согласованному функционированию, т. е. коэволюции. Она дает иное отношение к миру, чем то, что возникает из второго начала термодинамики, согласно которому энергия может только рассеиваться, система постепенно приходит к хаосу. Новый взгляд на мир как на саморазвивающуюся, самоорганизующуюся систему, целостное органическое единство, некое подобие животного организма может быть выражен словами «порядок из хаоса».

Синергетические системы характеризуются такими общими принципами, как открытость (для вещества, энергии и информации), нелинейность, удаленность от состояния термодинамического равновесия, свойством усиления случайных флуктуации и возможностью когерентного поведения на макроуровне. (Напомним, что «флуктуация» в переводе с латинского – колебание, случайное отклонение от среднего значения нормы, а «когерентность» – находящийся в связи, согласованность действий.) В целом синергетика описывает общие характеристики нестабильности, процессы становления, возникновения порядка из хаоса (см. об этом подробнее [8], [9]).

Источник

ГЕНЕЗИС НАУКИ

Генезис (филос. категория) — Генезис, философская категория, выражающая возникновение, происхождение, становление развивающегося явления. Первоначально категория Г. применялась к представлениям о происхождении природы, бытия. Этот аспект отражён уже в мифологии (которая… … Большая советская энциклопедия

Генезис — I Генезис (греч. génesis) происхождение, возникновение; в более широком смысле зарождение и последующий процесс развития, приведший к определённому состоянию, виду, явлению. II Генезис философская категория, выражающая… … Большая советская энциклопедия

Генезис философии. Мифология и философия: единство и различия — кратко Ф. вид мировоззрения, один из его видов. Мировоззрение по своему логическому объему шире, чем философия. Объект мировоззрения мир в целом, а предмет взаимоотношение мира природы и мира человека макрокосма и микрокосма. Мировоззрение… … Малый тезаурус мировой философии

СССР. Естественные науки — Математика Научные исследования в области математики начали проводиться в России с 18 в., когда членами Петербургской АН стали Л. Эйлер, Д. Бернулли и другие западноевропейские учёные. По замыслу Петра I академики иностранцы… … Большая советская энциклопедия

СССР. Общественные науки — Философия Будучи неотъемлемой составной частью мировой философии, философская мысль народов СССР прошла большой и сложный исторический путь. В духовной жизни первобытных и раннефеодальных обществ на землях предков современных… … Большая советская энциклопедия

Лауреаты Государственной премии СССР в области науки и техники (1980—1991) — Содержание 1 1980 2 1981 3 1982 4 1983 5 1984 6 1985 … Википедия

социология науки — СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ исследовательская область социологии, анализирующая взаимоотношения науки как социального института с социальной структурой, обусловленность когнитивных форм, присущих науке, социокультурными условиями, типы поведения… … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

институциональное развитие науки — ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ НАУКИ смена социальных форм, в которых осуществляется коллективная деятельность ученых по производству нового знания, его распространению и применению в обществе, а также ведется подготовка молодого поколения… … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

картезианский идеал науки — КАРТЕЗИАНСКИЙ ИДЕАЛ НАУКИ образ науки, который был сформирован родоначальниками новоевропейской науки о природе. Название «картезианский» условно, поскольку идеал науки можно найти в работах не только Декарта, но и Галилея, Гоббса, Бэкона … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

ПРАТЕХНИКА (ГЕНЕЗИС ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК) — – совокупность условий, способствующих становлению орудийного (ручного) способа производственно хозяйственной деятельности общества, лежащего в основе донаучного этапа технических наук. Если человека рассматривать как «животное, делающее… … Философия науки и техники: тематический словарь

Источник

Генезис и природа науки

На стартовую

Генезис и природа науки

Справедлива мысль, что за все надо платить. Для человека как homo sapiens в той части, где он “sapiens”, сознание позволяет ему выделить себя в мире, т.е. осознать “Я” и соответственно направить свое внимание на “не-Я”, т.е. на других субъектов и внешний мир (не важно: гипотетический или реальный, идеальный или материальный). В той части, где человек именно живое существо (“homo”), дар и обретение сознания порождают экзистенциальные проблемы: понимание изолированности человека от “не-Я”, от другого мира, вместе с тем это приводит к чувству одиночества в мире, чувству заброшенности. Последнее хорошо описано О.Шпенглером: “Уже было замечено, что в первобытном человечестве, как и в ребенке, выступает некое внутреннее переживание, связанное с рождением Я, когда они постигают смысл числа и овладевают таким образом соотнесенным с Я окружающим миром.

Как только из хаоса впечатлений перед изумленным взором раннего человека начинает в громадных контурах вырисовываться брезжащий мир упорядоченных протяженностей, осмысленно ставшего, и глубоко ощущаемая непреложная противоположность этого внешнего мира собственному внутреннему миру сообщает внутреннему миру направление и гештальт, в душе, осознавшей внезапно свое одиночество, пробуждается одновременно прачувство тоски. Тоски по цели становления, по завершению и осуществлению всех внутренних возможностей, по раскрытию идеи собственного существования” [Шпенглер, 1993, c. 232].

Читайте также:  Каково значение сапрофитов в природе

С другой стороны, страх и тоска одинокого человека с проснувшимся сознанием продуктивны. Они “оплачиваются” одновременным пробуждением и его целенаправленной творческой деятельности. У Шпенглера по этому поводу находим: “Мировой страх есть, несомненно, наиболее творческое из всех прачувствований. Ему обязан человек самыми зрелыми и глубокими формами и ликами не только своей сознательной внутренней жизни, но и ее отражения в бесчисленных образованьях культуры. Словно некая таинственная мелодия, доступная не всякому слуху, проходит этот страх сквозь язык форм каждого подлинного творения искусства, каждой прочувствованной философии, каждого значительного деяния. ” [Шпенглер, 1993, с.233].

Научно-философское знание зародилось в VI в. до Р.Х. — это общеизвестно. Чем обусловлено зарождение философии или науки в целом?

Существуют разные точки зрения, но в любом случае, на мой взгляд, следует прежде всего обсуждать вопрос зарождения свободного критического мышления в тотальной атмосфере традиционалистского мышления мифологического мировидения. Милетскую, Элейскую, Пифагорейскую школы и философию Гераклита объединяло особенное видение картины мира и познающего этот мир человека, отличающееся от единого для всех мифологического мировоззрения (здесь и далее, если нет специальных оговорок, речь идет о западноевропейской философии).

Атрибутами свободного критического мышления в контексте человеческой познавательной деятельности и культуры в целом являются:

1) критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм;

3) абсолютизация ценности нового знания.

Так, я полагаю, зародилась западноевропейская философия, наука и ментальность западноевропейской культуры в целом.

Существенно отметить, что это же время породило раздвоенность сознания философствующих людей, поскольку они как граждане должны были принимать и часто принимали религиозное мировоззрение мифологического политеизма, а как ученые (философы) “рисовали” новую картину мироздания.

Можно предполагать, что западноевропейская интеллектуальная культура формировалась под действием следующих факторов, которые, с одной стороны, органично связаны с природой человека в целом, а с другой — разобщены ввиду различия ипостасей человека:

1) душевное начало человека с ее архетипическим, первобытным страхом перед неизвестным и диким внешним миром требовало от интеллекта консервативности и, соответственно, завершенной системы знаний о мире (картины мира) на каждом этапе познания;

2) интеллектуальное начало человека с его природным любопытством и проснувшимся свободным критическим стилем мышления стремилось к получению нового знания;

3) телесное начало человека требовало приспособления знания к биологическим интересам выживания.

Сказанное продумано и прочувствовано мной в процессе многолетнего изучения различных наук и философии. Поэтому, я полагаю, сказанное во многом верно, а раз так, то становится понятным, насколько сложна история жизни такого организма человеческой культуры, как научно-философское знание, и насколько сложны реконструкции истории этого организма.

В результате можно построить следующую канву истории человеческой мысли: пробуждение “Я” (сознания) — понимание изолированности и заброшенности “Я” в мире “не-Я” — преодоление чувства страха чуждого мира “не-Я” (дикой внешней природы) путем создания искусственного мира духовной культуры, в том числе картины мира на основании научного его познания.

Другой путь преодоления экзистенциального чувства за-брошенности “Я” хорошо известен: преобразование внешнего мира (для удобства потребностей уже не души, а тела), выражающееся в феномене “цивилизация” и технократическом пути человеческой истории, где роль науки также стала значительной начиная с эпохи Ренессанса.

Три функции науки

Биография науки — это ее жизнеописание, и о жизни науки мы с полным правом говорим потому, что жизнь науки — это часть жизни человечества.

Как уже говорилось выше, душа человека требует от интеллекта завершенных знаний о мире, иначе она будет находиться в состоянии тревоги и страха. Интеллект, движимый природным любопытством, жаждой познания, поставляет человеку все новые и новые знания. Поскольку душевная составляющая человека сильнее интеллектуальной, интеллект оказывается в сложном положении: угождать себе — значит непрестанно находиться в познавательном процессе и обновлении знаний о мире; угождать душе — правдами и неправдами обосновывать достоверность наличного знания (см. также следующие разделы).

В целом, если расположить в иерархической последовательности функции науки в связи с их ценностью для человека, то, я думаю, на основании сказанного выше есть достаточные аргументы выделить следующую иерархическую последовательность важнейших функций науки в отношении, конечно, к человеку:

1. Психологическая функц ия — научное знание прежде всего ублажает душу человека, в смысле создания мифов о почти полном познании мира.

2. Духовно-интеллектуальная функция — научное знание и научная деятельность ублажают врожденную познавательную потребность человека, его интеллект.

3. Утилитарно-прагматическая функция — научное знание используется при разработке технологий получения материальных продуктов (тепла, света, транспорта, средств связи) для ублажения человеческого тела.

Источник

ГЕНЕЗИС НАУКИ

ГЕНЕЗИС НАУКИ дискуссионная проблема в истории науки, связанная с выявлением исторических условий формирования науки, в решении которойсложилось два противоположных подхода (экстернализм и интернализм) и четыре основных версий ее возникновения. С точки зрения эстернализма (от лат. extro– вне) появление науки обусловлено полностью внешними для нее обстоятельствами: социальными, экономическими и др.), поэтому основная задача изучения науки сводится к реконструкции социальных условий научно-познавательной деятельности на определенных этапах ее развития. Интернализм (от лат. intro – внутри) основным фактором развития науки рассматривает сложившиеся на определенном этапе развития науки способы решения научных проблем (парадигмы), методологические программы, соотношения традиций и новаций, т.е. факторы, связанные с внутренней природой научного знания, поэтому основной задачей изучения науки является описание познавательных процессов. К основным версиям происхождения науки относят. 1) Начало науки, связанное с цивилизацией Древнего Египта (IV тыс. до н.э.), когда ограниченная группа людей (посвященные), располагала глубокими знаниями в области математики, медицины, географии, астрономии, химии и др., считая их тайными и магическими, оказав сильное влияние на развитие человеческих знаний и, особенно, в Индии, Персии, Китае, Греции, Риме. 2) Наука возникла в античной Греции в VI в. до н.э. где первые философы были одновременно и учеными, их основной интерес был связан с рациональным объяснением устройства мироздания, а личностнообразная форма мифа была заменена безличностно-понятийной формой философии (олицетворение уступает место абстракции), большое внимание уделяется системе доказательств, что позволило перейти к рациональному мышлению, как началу научного познания. 3) Наука возникла в позднем средневековье (в культуре Западной Европы в XII-XIV вв.) и была связана с деятельностью английского епископа Роберта Гроссетеста и английского монаха Роджера Бэкона, которые утверждали необходимость опытного познания природы и перехода к индукции как метода познания. 4) Рождение науки в современном смысле слова датируется Новым временем (XVI-XVII вв.) и связано с именами Коперника (коперниковский переворот), Галилея и Ньютона, создавших научную картину мира, основанную на законах классической механики.

Источник