Все процессы в природе случайны



Если все процессы во Вселенной случайны, то и деятельность человека — тоже?

Андрей

не забывайте все случайные процессы в природе закономерны. например теплота — это результат случайных движений молекул, но теплота практически со 100% вероятностью самопроизвольно переходит от более нагретых тел к менее нагретым. у человека в отличии от других объектов природы есть свобода воли, он может противодействовать случайности. например он может создать процесс в котором теплота переходит от менее нагретого тела к более нагретому.

Во вселенной все упорядочено. Иначе все бы развалилось.

Человеку вообще много чего кажется.
Деятельность конкретного человека зависит от множества случайных факторов, грубо говоря, с какой ноги он встал, сколько спал, что ел и сколько раз за предыдущий день возле него чихнули.
А деятельность крупных сообществ и человечества в целом вообще отлично описывается теорией случайных процессов.

Нет. Все процессы во Вселенной, это жутчайшая смесь случайности и необходимости. О человеческой деятельности можно сказать то же самое.

Не забывайте о причинно-следственных связях.

Но ведь в теории вероятности отлично работает эргодичность: каждый отдельный акт случаен — а в массе или потоке — почти абсолютная закономерность!
Так и в деятельности человека это ведь очень хорошо видно: -)

Андрей

Человеку очень трудно примириться с мыслью, что он сам — продукт случая, поэтому и пытается придать смысл и целесообразность собственному существованию и своей деятельности.))

Источник

Повторяемость явлений в природе по А.А. Богданову

«Нас нисколько не удивляет повторение форм, когда они происходят одна от другой или от определённого общего начала. Сходство родителей и детей, сходство человека и орангутанга, общий тип строения млекопитающих и т.п. понятны нам, потому что в этих случаях повторение сводится для нас к простому продолжению того, что уже имелось раньше.

Но есть иного рода совпадения, которые далеко не так просты, а становятся тем более загадочны, чем более в них вдумываться, — совпадения независимо возникших форм.

Сравним общества людей и общества муравьёв. Общие предки тех и других были, несомненно, животные весьма низкого типа, вроде каких-нибудь из нынешних червей, существа не социальные, лишённые всякой техники и всякой экономики. Между тем, в технике у людей и у муравьёв мы встречаем скотоводство, притом в чрезвычайно сходных формах: муравьи содержат и эксплуатируют определённые породы травяных тлей, выделяющих сладкий сок наподобие того, как люди разводят молочный скот; у других муравьев есть и зародыши земледелия. В экономике у некоторых видов наблюдается рабство, аналогичное тому, какое было у завоевательских племён древности. Устройство муравейника в целом централистическое, аналогичное многим социальным системам у людей. Предполагать какое-либо «подражание» между людьми и муравьями, разумеется, невозможно.

Способы размножения у растений и у животных развивались по одним и тем же линиям, от бесполого к гермафродитному и раздельно-половому. В своих высших формах они представляют здесь и там огромные аналогии, простирающиеся даже на сложную архитектуру аппаратов для полового размножения; так, план строения женских половых органов представляет высочайший параллелизм с планом строения цветка. Но у общих предков животного и растительного царства, простейших одноклеточных далекой геологической эпохи, ничего подобного этим сложным методам и формам не могло быть. Там могла существовать лишь примитивная «копуляция», какая теперь наблюдается у одноклеточных организмов: простое слияние пары недифференцированных или минимально дифференцированных клеток. Природа пользуется половым размножением как способом выработки новых сочетаний жизненных свойств; и, развивая его независимо в двух царствах жизни, она приходит к повторению одних и тех же схем.

Пример сравнительно частный из той же области: строение зерна и яйца. В основе оно одинаково: зародыш, окруженный питательными слоями, затем — защитительная оболочка. Сами питательные слои большей частью аналогичны по составу: один с преобладанием азотистых, другой — безазотистых веществ, разумеется, различных в том и другом случае; различно бывает и расположение этих слоев.

Крыло птицы и крыло насекомого не имеют ничего общего по своему происхождению, но совпадают по своей механике. Подобных совпадений сравнительная анатомия знает массу. Они объясняются тем, что «сходные функции создают сходные органы».

Читайте также:  Насекомые животные дикой природы

Но для занимающего нас вопроса из этого следует только то, что природа повторяет себя и в функциях и в органах. Наиболее поразительное из таких повторений — это устройство глаза у высших моллюсков и высших позвоночных, например, у спрута и у человека. Этот орган состоит из массы частей, с различнейшими функциями, неизмеримой сложности и тонкости. Его устройство у человека и спрута сходно почти до малейших деталей; но об единстве происхождения не может быть и речи: общие предки позвоночных и моллюсков ничего подобного этому аппарату не имели; самое большее, у них были местные скопления пигмента в наружных слоях тела для простого поглощения лучистой энергии; а глаз, не говоря уже об его физиологии, даже с чисто оптической стороны представляет сочетание камеры-обскуры, угломерных и дальномерных приборов огромной чувствительности.

Область жизни даёт самые сложные и самые яркие примеры подобных совпадений, но они продолжаются и за её пределами. Кристаллы среди раствора обнаруживают процессы обмена веществ, роста, восстанавливают свои повреждения, при известных условиях «размножаются», как живые клетки, ткани и организмы, хотя строение кристаллов неизмеримо проще. Централистический тип устройства, обычный для различных обществ у людей и животных, а также для высших организмов, характеризует в то же время солнечную систему и вообще, насколько можно судить, звёздно-планетные системы; а на другом полюсе бытия нынешние теории приписывают его атомам в их внутреннем строении.

Бесконечно повторяется во вселенной, на всех её ступенях, тип волн или периодических колебаний. Волны электричества или света в эфире, волны звука в воздухе и других телах, морские волны и т.д.; даже астрономически сдвижения светил представляют периодические сложные вибрации около общих центров тяжести. В жизни органические процессы подчинены колебательному ритму: сон и бодрствование, работа и отдых, волны внимания и пр. Смена поколений может рассматриваться как ряд накладывающихся одна на другую волн роста и упадка жизни. Хорошо известна роль ритма в коллективном труде, в музыке, поэзии, во всех видах человеческого творчества.

Все подобные совпадения, поистине бесчисленные, приводят к одному общему вопросу. От этого вопроса невозможно отделаться фразою: «Случайные аналогии!». Никакая теория вероятностей не была бы мыслима, если бы «случайность» забавлялась таким систематическим повторением методов и форм во вселенной. Здесь необходимо научное объяснение».

Богданов А.А., Социализм науки: Научные задачи пролетариата, в Сб.: Русский позитивизм: Лесевич, Юшкевич, Богданов / Сост.: С.С. Гусев, СПб, «Наука», 1995 г., с. 264-266.

Изображения в статье
Изображение Sachu Sanjayan с сайта Pixabay

Источник

Как мы отличаем закономерное событие от случайного

Статистика рассматривает всякое событие как вероятностное. То есть каждое событие является случайным, только с разной долей вероятности. А значит, в природе нет событий закономерных, есть лишь события с высокой долей вероятности. Так ли это на самом деле?

Классическим примером генерации случайных событий является подбрасывание игральных костей. Вероятность выпадения чисел от 1 до 6 одинакова. Если мы подбросим кость 60 раз, то можем надеяться, что шестерка выпадет примерно 10 раз.

Такие события мы называем случайными. Их отличает то, что каждое последующее действие никак не связано с предыдущими. Подбрасывая кость в сотый или тысячный раз, мы каждый раз находимся в одинаковых условиях. Поэтому и вероятность не меняется.

Но если мы введем правило, что при выпадении числа, оно вычеркивается и перестает участвовать в игре, то вероятность на каждом последующем шаге будет расти для оставшихся участников. Пока, в конце концов, не останется единственный вариант со 100-процентной вероятностью.

Этот грубый пример показывает нам, чем отличается закономерное событие от случайного. Закономерным мы считаем такой процесс, в котором каждое событие влияет на систему в целом, и меняет сами условия среды.

С точки зрения такого определения, эволюция – это процесс закономерный. Каждое событие в природе не просто происходит в неизменных окружающих условиях, но и само является условием, фоном для других событий. Именно поэтому все явления закономерны и взаимосвязаны друг с другом.

Читайте также:  Природа групп в организации стадии развития группы

Рассматривая поведение и развитие какого-либо организма или системы, мы делаем вывод о его разумности или неразумности, о его эволюции или деградации, о его гармонии или дисгармонии. Как мы это определяем?

Если система ведет себя непредсказуемо, если её решения ничем не обусловлены и никак не связаны с изменением окружающих условий, то мы считаем её неразумной, неспособной к развитию, взаимодействию, диалогу.

Если же система адекватно реагирует на внешние изменения и сама вносит в систему конструктивные изменения, то мы делаем вывод о наличии в ней разума, жизни, духа.

А теперь попробуйте проанализировать свой собственный жизненный путь. Большинство из нас увидят, что до определенного возраста они попадали под определение разумной, эволюционирующей системы, но потом они стали вести себя так, как будто уже достигли совершенства и больше не хотят ничего понимать и менять. С этого момента начинается деградация, и поведение человека все больше напоминает запрограммированные действия, а не сознательное участие в жизни.

© Copyright: Гульмира Жамантикова, 2018
Свидетельство о публикации №218082300494 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Гульмира Жамантикова Кроме случайных событий в мире существует бесконечное множество случайных процессов. Есть даже книжка «Этот случайный, случайный, случайный мир» , автор Растригин. Замечательно написана.
Эволюция не есть полностью закономерный процесс, в ней множество тупиковых ветвей. Это природный метод проб и ошибок — «шьем и порем, снова шьем».
Сегодняшняя картина земной природы есть результат наложений (закон интеграции) бесконечных случайных процессов с преобладанием детерминированной доли. Это преобладание возникло благодаря однозначности свойств материи и законов ее движения.

Если рассматривать эволюцию как процесс, то это ЕДИНЫЙ процесс, включающий в себя множество подпроцессов. И при таком понимании в нем все закономерно и взаимосвязано. Да, некоторые подпроцессы оказываются тупиковыми, и они подлежат изменению. Это те процессы, которые вносят хаос, способствуют дестабилизации системы, напрасному расходу энергии.

Гульмира Жамантикова 05.12.2018 20:27 Заявить о нарушении Тупиковые процессы остались в истории, естественный отбор их забраковал.

Алекс Савин 05.12.2018 20:40 Заявить о нарушении Процесс не может остаться, это же процесс (движение), а не статичная форма.

Гульмира Жамантикова 05.12.2018 20:43 Заявить о нарушении Тупиковые процессы прекратились — остановились во времени. Пример — процесс воспроизводства динозавров. Вечно живущих процессов нет, есть смена их.

Алекс Савин 05.12.2018 20:50 Заявить о нарушении В природе процесс не может остановиться и застыть. Даже камни превращаются в песок, плавятся, распадаются. А уж живые организмы и подавно. Процессы могут видоизменяться, сливаться, менять направление, становиться частью другого процесса. Это суть энергия, которая не может просто исчезнуть в никуда, согласно законам сохранения.

Источник

Случайности в природе

Случайности в природе

Сегодня, спустя 150 лет после выхода в свет работы "Происхождение видов" Ч. Дарвина, полемика по многим вопросам эволюционного учения не только не утихает, но и разгорается с новой силой. Наверное, это происходит потому, что узнать законы развития всего сущего как никогда необходимо нам именно сегодня — ведь поняв их, мы поймем, как решать те непростые проблемы, которые сегодня стоят перед человечеством.

В свете этого интересна статья "Эволюционный прогресс" доктора биологических наук, старшего научного сотрудника Палеонтологического института РАН А. В. Маркова, опубликованная в журнале "Экология и жизнь" №2, 2009 в которой предпринята попытка осмыслить мировоззренческое значение эволюции.

Анализируя основные особенности эволюционного прогресса, автор утверждает, что эволюцию нельзя "свести к теории вероятностей" — в ней прослеживается четко выраженная общая прогрессивная направленность, характеризующаяся явными закономерностями. Вашему вниманию предлагаются фрагметы статьи.

Самое удивительное и труднообъяснимое свойство эволюции — ее выраженная общая прогрессивная направленность, движение от простого к сложному. Эта направленность прослеживается как общая тенденция — доминирующие группы в большинстве экосистем постепенно становятся все более высокоорганизованными.

Читайте также:  Сочинение на тему человек и природа по критериям

Более того, рост организации, усложнение строения организмов происходят вовсе не постепенно. Эти процессы имеют отчетливый прерывистый характер. Переход на новый эволюционный уровень обычно происходит сравнительно быстро, после чего следует более или менее длительный эволюционный период относительной стабильности. Всего можно выделить три основных этапа эволюции, каждый из которых характеризуется своим содержанием (направленностью):

— Прокариотная биосфера (3.8-2 млрд лет назад). Прогрессивная эволюция биохимических функций. Развивается биохимия организмов.

— Эукариотная биосфера (2 млрд — 200,000 лет назад). Прогрессивная эволюция регуляции (управления) функций. Развивается морфология (строение) организмов.

— Антропосфера (200,000 последних лет) — развитие Homo sapiens. Прогрессивная эволюция сознания, или регуляция регуляций — нынешний этап эволюции, на котором прогресс концентрируется уже не в области регуляции генома, а в социокультурной сфере.

Необходимо заметить, что здесь налицо прослеживается явная преемственность, ибо разум (или сознание) фактически представляют собой регуляторную систему высшего уровня.

Помимо отмеченной периодизации эволюционного прогресса обращают на себя внимание еще несколько его важнейших особенностей, выявляемых, в частности, из анализа палеонтологических данных:

Новые, более сложно устроенные организмы обычно не вытесняют и не замещают своих примитивных предков. Простые формы продолжают существовать вместе со сложными — происходит общий рост разнообразия жизни. Пример: бактериальный мир продолжает существовать и процветать по сей день вместе с гораздо более сложно устроенными эукариотическими организмами.

После переходов на более высокий уровень организации, дальнейший эволюционный прогресс концентрируется преимущественно в новом пласте биоты, состоящем из более сложных организмов. Так, с появлением эукариот прогрессивная эволюция бактерий практически прекратилась — некоторые бактерии существуют по сей день с Архейской эры (без малого 3 млрд лет) почти в неизменном виде. Есть также серьезные основания полагать, что с появлением человека прекратилась (или, по крайней мере, серьезно замедлилась) прогрессивная эволюция животных и растений.

Третья особенность связана со второй: прослеживается общая закономерность, состоящая в том, что чем сложнее устроен организм, тем выше вероятность его дальнейшего усложнения.

Палеонтологическая летопись свидетельствует: чем сложнее организм, тем выше вероятность того, что какие-то из его потомков могут стать еще более сложными. Иными словами, наблюдается нечто вроде самоускорения (автокатализа) в эволюционном прогрессе.

На каждом этапе прогресса должен достигаться своего рода регуляторный компромисс между требованиями адаптивности (способности перестраиваться в соответствии с изменением внешних условий) и целостности живой системы.

Первая группа, определяемая особенностями взаимоотношений организма с внешней средой, стремится увеличить роль внешних регуляций (чтобы адекватно реагировать на изменение условий окружающей среды).

Вторая группа, диктуемая целостностью организма, стремится увеличить роль внутренних регуляций (чтобы отдельные части и функции сложной системы, подогнанные друг к другу, развивались и действовали согласованно).

Чем сложнее организм, тем труднее обеспечивать согласованную работу всех его частей. Это неизбежно ведет к развитию "внутренних" регуляторных связей — активность генов и "функциональных" белков во все большей мере будет регулироваться какими-то внутренними факторами, а не только напрямую внешними стимулами.

Прогрессирующее обращение регуляторных связей "внутрь" вроде бы ведет к тому, что организм как бы "замыкается на себя", концентрируется на своем внутреннем состоянии и становится более уязвимым к изменению внешних факторов. Возникает конфликт между необходимостью поддерживать целостность сложного организма и адекватно реагировать на изменения внешних условий. Этот конфликт может быть разрешен:

— формированием новых внешних регуляторных связей;
— повышением независимости организма от внешних условий путем поддержания внутреннего гомеостаза;

— искусственным созданием или нахождением для себя подходящих условий — активное перемещение в места, где условия более благоприятны.

Не вызывает сомнений, что любой из перечисленных путей, в свою очередь, требует дальнейшего усложнения организма.

В этой схеме можно усмотреть механизм положительной обратной связи: усложнение системы ведет к конфликту, снятие которого возможно только путем дальнейшего усложнения. Возможно, в этом же и кроется основная причина ускорения прогресса.

Источник